Большой маленький фестиваль

Алексей Баташев| опубликовано в номере №1408, январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Клуб «Музыка с тобой»

Венгерские джазовые фестивали не принадлежат к числу гигантских, по масштабу они уступают многим в Европе, но их отличает особый настрой. Помимо Будапешта, джаз-фестивали в разное время года проходят в Секешфехерваре, Сегеде, Надьканиже, Дебрецене.

...Дебрецен. Утром в гостинице «Золотой бык» вас будят солнце и городские куранты. На единственном трамвайчике отправляетесь в парк и, чуть пройдя по лесу, оказываетесь перед огромным естественным амфитеатром, в центре которого увитая диким виноградом открытая эстрада. Это только одна из пяти площадок фестиваля наряду с Дворцом спорта, Бартоковским камерным залом, Домом культуры и просто лужайкой перед ним. На ней бигбенд Венгерского радио дал большой бесплатный концерт для горожан, которые, расположившись прямо на траве, образовали живописный табор.

Зачастую масштаб фестиваля принято определять по калибру и числу «звезд». Дебреценские «звезды» не были ослепительно крупны. И, тем не менее, музыки скучной, неинтересной практически не исполнялось на восьми полных концертах этого фестиваля. Здесь хорошо играли и хорошо слушали. И за кулисами не было никакой нервотрепки: фестивалем руководили один человек (заведующий джазовой редакцией Венгерского радио Имре Киш) да три-четыре его помощника.

Венгерский джаз выглядел солидно. Помимо его старейшины Аладара Пеге, блеснул и один из новых лидеров — саксофонист Антал Лакатош. Ему еще нет тридцати, а он уже мастер мирового класса. Творчески развивая классические джазовые традиции, Антал свободно владеет современной гармонией и фразировкой.

Ветераны стараются не отставать от молодых. Профессор Янош Гонда, преподаватель джаза, выступил со своими учениками. Концерт как урок. Дьёрдь Вукан, оторвавшись от сочинения музыки для кино, выступил со своим «Супертрио». Барабанщик Имре Кёсеги собрал новый большой ансамбль.

Казалось бы, не так еще давно были слышны пораженческие утверждения о всемирной экспансии, экспорте и импорте некоего «усредненного» джаза. А в действительности в каждой стране джаз приобрел какие-то свои черты. Например, болгары и словаки увлекаются джаз-роком и фьюжн. Чехи — пианист Карел Ружичка и гитарист Рудольф Дашек — плетут непрерывающийся контрапункт импровизаций, необычайно плотный, похожий на затянувшуюся двойную каденцию. Немцы — большие мастера по части свободных форм, взрывчатых фраз и спонтанных импровизаций.

Советский джаз, который был представлен Таллинским джаз-квартетом (Тийт Паулус—гитара, Арво Пиллироог—кларнет, Хельмут Анико—вибрафон и Тааво Реммель — контрабас), тоже имел свой особый облик. Тонкое кружево звуков, переплетение ледяных узоров, хрустальная прохлада музыки стиля кул. Зато когда вместе с ними вышла петь Татевик Оганесян, выплеснулись эмоции, «стало жарко».

«Усредненного» джаза вообще давно нет. Есть искусство музыкантов, которое столь же разнообразно и многолико, как различны их артистические натуры, таланты и темпераменты. Я бы даже сказал, что мы стоим на пороге нового этапа в мировом джазе, когда национальные границы отдельных направлений начинают размываться. Сегодня внутри старых и новых национальных джазовых школ возникают явления, которые невозможно уместить в прежние национальные рамки. Взять тот же союз эстонских инструменталистов и армянской певицы. Так же, как старый джаз, возникший в виде местного американского феномена, развился в мировую культуру, так и посаженные им зерна на различных этнических почвах дают теперь интернациональные побеги. Рождаются новые синтезы, новые сплавы.

На сцене — квартет: латиноамериканец Нана Вас-кончелос и индиец Трилок Гурту, оба барабанщики яркого национального стиля, перебрасываются короткими фразами, играя то на азиатских, то на афроку-бинских ударных. Другой индиец, Лакшминараяна Шанкар, синтезирует на двухгрифной электронной скрипке собственной конструкции удивительный полиаккорд, который тянется куда-то в заоблачные выси. А на этом фоне лидер скандинавской джазовой школы норвежец Ян Гарбарек рождает на сопрано-саксофоне удивительные по красоте инструментальные песни. Пианист и композитор, руководитель одного из американских ансамблей «Прогноз погоды» Джо Завинул управляется один с добрым десятком клавишных и кнопочных современнейших кибернетических устройств. Окруженный ими, он похож на оператора энергосистемы или диспетчера завода-автомата. Он порой сам немало удивлен сюрпризами своенравных музыкальных роботов. Но еще удивительнее другое: его музыка не содержит ничего американского, ничего привычно «джазового», никаких следов блюза или рэгтайма. Это какая-то причудливая восточноевропейская смесь венгерского чардаша, молдавской дойны и даже украинской коломыйки... Символичен был и финал фестиваля: два виртуоза — американский гитарист Лэрри Кориелл и венгерский контрабасист Аладар Пеге — устроили настоящий музыкальный марафон на сцене, в котором, конечно же, не было побежденных.

В Дебрецене звучала музыка и царила музыка. Увиденное и услышанное рождало вопросы, ответы на которые я находил в опыте этого джаз-фестиваля. Маленького фестиваля, который оказался таким большим.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Наша главная команда

Продолжение. Начало в № 1

Закон коммерции

Строим мост«продавец-покупатель»

Профессии холода

Навстречу XXVII съезду КПСС