Тяжело в учении…

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1452, ноябрь 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Нормально. — Он смахивает ладонью с усов налипшую землю. — Двое всего и выдохлись на броске, пришлось помогать ребятам. А ведь оба второго года службы, бывалые ведь парни... Не понимаю...

Один из тех двоих — бывший сержант, ныне рядовой Леонид Архиповский. Я мог бы умолчать этот факт, но считаю, что не вправе давать повод солдатам батальона сомневаться в объективности нашего журналистского исследования. В то же время я уверен, что Леониду хватило бы сил на этот бросок, если бы хватило воли. Он развит физически лучше многих своих товарищей, но он так и не научился превозмогать себя, выкладываться до конца...

Еще через полчаса «убило» комбата. Его попросту вывели из учений, как сраженного снайперским выстрелом. Анищенко развел руками, пробурчал что-то в сердцах и передал свой планшет гвардии капитану Зиброву, принявшему командование батальоном. «Убитый» комбат не имел права вмешиваться в ход событий, и я видел потом, как ему давалось это невмешательство, когда кто-то медлил с выполнением команды или демаскировал батальон. Зибров недавно из Афганистана, принес с собой практический боевой опыт, который кое в чем расходился с предписаниями уставов, во всяком случае, несколько их упрощал. Наш же посредник был склонен к точному соблюдению уставных параграфов, и поэтому Зиброву приходилось нелегко.

При выходе из зоны «Б» батальон оказался уложенным на землю «ядерным» взрывом. Наблюдая, как расплывается в небе безобидное черное облако, можно было лишь предполагать истинные масштабы бедствия, будь этот взрыв не учебным. Но действовать теперь предстояло в условиях зараженной местности. Натянув на себя костюмы химзащиты и противогазы, десантники все стали похожи друг на друга. Батальон как бы обезличился, и очень не скоро мы смогли отличить командиров от рядовых.

Только однажды совсем близко блеснули за круглыми стеклами противогаза веселые глаза Вани Михайлова, отправлявшегося куда-то в составе разведдозора. И еще, пожалуй, безошибочно я мог определить местонахождение Апанасенка, не расстававшегося с рацией.

Их ждало впереди еще немало испытаний. Батальонам предстояло отражать танковую атаку: прижавшись к дну наскоро вырытого окопа, пропускать над собой многотонные бронированные машины, тут же подниматься и бросать им вслед гранаты. А на исходе дня на огневом рубеже, успокаивая дрожь в уставших мускулах, наводить на цели автоматы и гранатометы. И помнить при этом, что каждый неверный выстрел рикошетом ударит по боевой репутации их взводов и рот.

Забыться в коротком сне на жидком лапнике они смогут только на двадцать восьмом часу учений.

 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пробуксовка

Молодёжь и перестройка