Трезвое застолье

Ираида Потехина| опубликовано в номере №1426, октябрь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

А все-таки чай из самовара куда вкуснее того, что кипятится в чайнике. Особенно если самовар медный да на углях, а не электричеством греется. Поставишь его на стол, и в комнате даже хмурой зимой словно светлее становится. Уютно с ним, тепло. Недаром же чаепитие на Руси с появлением самовара стало не просто дополнением к обеду-ужину, а особой формой досуга, символом русского гостеприимства. Когда самовар на столе пошумливает, а возле него калачи, пряники да сладости разные, попробуй удержаться, не присоединиться к застолью. А за чаем разговоры. О том о сем... Семейные ли, другие дела решаются. Общаются люди. Потому и говорят, что «чай — пища духовная...». У меня на памяти немало тому доказательств — разные по времени и месту действия воспоминания.

Тихий океан. Еще бегает по его волнам, не ведая о своей будущей трагической участи, сухогруз «Тавричанка», где я пекарь-дневальная. Хлебы пеку морякам и чищу картошку мешками в ущерб маникюру. Живы мои товарищи, с которыми после вахты «в столовой команды усядемся дружеским кругом, душистого чая в стаканы нальем не спеша...», и «станут прочнее содружества нашего звенья, и берег желанный — почуем, не так далеко».

Второе воспоминание влечет в поднебесье. Высокогорье Грузии. Палаточный лагерь, освещаемый ярким костром, мерцающие искры светляков и звон цикад... На походном, сколоченном из досок столе булькает огромный ведерный самовар — наш трофей, добытый в покинутом людьми горном селении. В геофизической партии, куда я зачислена рабочей, грузины, украинцы, русские. Нет-нет да и заспорим, бывало, как дети, чьей национальности хороших людей больше. До хрипоты, с горячностью, присущей молодости, каждый свое доказывает. А как наступит вечер, объединит спорщиков вокруг себя самовар. На мирный лад настроит. Гоняем чаи, обсуждаем события минувшего дня и планы дня грядущего, допоздна поем песни. И равно милы нашему «интернационалу» и грузинская многоголосица, и украинская напевность, и печальная удаль русских народных песен.

Близость ли недосягаемых звезд над головой подействует или ароматы настоянного на земных травах чая, но другие пойдут разговоры у молодых геофизиков. О том, как мала наша Земля — крохотный островок в бесконечности Галактики. И что в нем, в этом океане, строгое национальное деление?! Детская игра... Человечество, какое же ты еще дитя! И как неразумны и опасны порой твои игры...

Вот уж действительно хороший чай помогает думать. «Он очищает кровь и мысли просветляет» — так любила говорить наша повариха Нателла, приглашая вечерами к самовару. Только она знала особый рецепт умиротворяющего настоя.

...Как угли в самоваре, горячи под пеплом времени воспоминания о тех застольях. Шевельни — и брызнут искры радости, пламя любви к тем людям в душе займется и высветит давние, тех времен, стихи: «...Молоды мы! В наши одежды впитались дымы. Путь наших жизней извилист и крут, и в бесконечность уходит маршрут».

В прежние времена, старики рассказывают, ни в одном доме на Руси без самовара не обходились. Да что в доме? Путешествуя, в дорогу с собой брали. Оттого и самовары были разные: парадные и походные, многоведерные и величиной с кружку. А уж сколько фантазии да выдумки в их обличье!.. Что ни мастер, то новые формы, украшения.

Мы привыкли к словосочетаниям «русский чаи», «русская традиция чаепития». А между тем это напиток заморского происхождения. Поднесен он был в свое время в виде подарка царю Михаилу Федоровичу монгольским ханом. Пили чай только при дворе, в небольших количествах и чаще всего как лекарство. Заморский напиток самовару обязан причислением к русским.

В России первые самовары появились в начале XVIII века. Прижились. По всей стране распространились. Основной их производитель, город Тула, стал «самоварной столицей».

Начало новому делу в городе положил слесарь Лисицын, от крывший в 1778 году свою самоварную мастерскую. В Тульском краеведческом музее вехи развития самоварного производства расписаны по годам. По ним видно, как вместе с ростом спроса на самовары увеличивался и их выпуск. Так, если в 1808 году в Туле было только восемь самоварных фабрик, то уже в 1850 году — двадцать восемь. И выпускали они сто двадцать тысяч самоваров в год. И какого качества! На совесть сделаны, на века. Носики, как у современных самоваров-туляков, не подтекают...

С директором краеведческого музея Вячеславом Ивановичем Ботем я встретилась в те дни, когда готовился к открытию филиал с отдельной экспозицией, посвященной самоварам. Он посоветовал:

— Обязательно познакомьтесь со старейшим нашим коллекционером Басиным...

В небольшой трехкомнатной квартире, скромно обставленной, светло и чисто. Впрямь как в музее. А на специальных полках — самовары, самовары... Один другого краше, глаза разбегаются.

Об одних самоварах коллекционер рассказывает подробно, до других просто дотрагивается слегка, нежно поглаживая им бока, словно боясь обидеть вещь, как живого человека, невниманием:

— Основной мастер, конечно, Баташев, у него было более тридцати фабрик. — И он показывает баташевский «зеркальный самовар». — Но были и другие известные по всей России мастера, к примеру. Маликов, братья Туляковы, Стрельчиковы, женщина-фабрикант Тайле...

Самовары-вазы, кастрюли, чай ники, паровозы, даже самовар-невеста есть в коллекции Басина. В форме бочонков и цилиндров, круглые, как шары. Без единого украшения и с кружевными металлическими жабо по краям крышки. В стиле ренессанс и своего, доморощенного стиля. С различными надписями и медалями, со сложной отделкой...

Описывать их не берусь. Это надо видеть. Еще интереснее послушать об истории, биографии, так сказать, каждого экспоната. Она у каждого самовара своя. Иногда поучительная. Иногда вызывающая улыбку.

Вот, например, самовар князя Першина. После революции из княжеского самовара кухарка князя чаи распивала, пока в сорок седьмом году не попал он в руки Васину — подарок бывшей кухарки бывшего князя...

А вот самовар-иностранец, польского происхождения. Он дарен был царю Александру III с надписью «Боже царя храни»...

Конечно, сейчас, глядя на эти сверкающие, как новенькие, «уникальные экспонаты», трудно себе представить, что многие из них попали в руки коллекционеpa-туляка со свалки. Да, да! Выброшены были за ненадобностью или сданы в металлолом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Демагогия

Слова, не подкрепленные делом, полуправда, нежелание видеть истинное положение вещей, привычка делать только то, что прикажут... — вот с чем столкнулись молодые рабочие

Антиквары

Повесть