Третий стимул

Леонид Жуховицкий| опубликовано в номере №1158, август 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

А другому и этого мало. Хочется не только поглядеть, как живут люди в Средней Азии или, допустим, в Заполярье, но и попробовать эту жизнь на ощупь и на вкус.

Известно, что в былые времена в районах золотых приисков кабатчики богатели куда быстрей, чем золотоискатели. Все же подавляющее большинство молодого народа манила неверная планида старателя, а не надежные чаевые в кабаке. Да, гнались за деньгами. Но разве только за ними стремились в суровые края прототипы и поклонники героев Джека Лондона?

«За туманом едут только дураки», – пишете Вы. Но все больше народу тратит трудом добытые деньги на то, чтобы месяц болтаться на плотах по таежной реке или пешком шагать через горы. И сами же за это платят.

Что-то прибавляется на земле «дураков».

Чувствую, нам не избежать разговора о романтике. Я о ней и раньше думал немало, причем в разном возрасте – по-разному.

В двадцать лет – с восторгом. Мне казалось тогда, что горячность и бескорыстие сами по себе гарантируют решение всех проблем. А парня, поющего «Бригантину», сразу воспринимал как друга.

Потом я поездил по стране, побывал, в частности, на стройках, начал немного больше разбираться в жизни и увидел другую сторону романтики. Я стал высмеивать и разоблачать «розовую пробку», которой нерадивые хозяйственники пытаются заткнуть все свои дыры, фиговый листок, сплошь и рядом прикрывающий безалаберность и халтуру. Неоновый парус над входом в скучное, захламленное кафе казался мне символом этой слащавой и далеко не бескорыстной торгово-хозяйственной «романтики».

Видимо, пришла пора говорить о романтике в третий раз.

Как Вы думаете, Таня, что есть жизнь? Сумма прожитых дней? Но тогда старичок из соседнего переулка, продремавший полвека в ночных сторожах, куда счастливей и Лермонтова, и Эвариста Галуа, и Юрия Гагарина. Вот уж повезло человеку – девятый червонец разменял!

Не точней ли будет сказать, что жизнь – сумма сделанного и пережитого?

Так вот, мне кажется, в массе своей сегодняшние романтики вовсе не голубоглазые слюнтяи, которым хочется «чего-нибудь красивого». Скорей, это неглупые, в парадоксальном смысле слова даже расчетливые, люди, которые стремятся за каких-нибудь пять-шесть молодых лет познать столько трудностей, побед, сомнений, успехов, разочарований, удач, неудач, взлетов, падений и новых взлетов, сколько ленивому не выпадет и за пять ровных, однообразных десятилетий...

Не так уж и глупо, а?

Вот вы идете в парк, выстаиваете очередь к качелям и платите двугривенный. За что? За взлеты и падения. А в жизни, если вы романтик, за то же самое платят вам. Не такие уж дураки едут «за туманом».

Естертвенно, когда на стройку приезжает человек семейный, ему бывает и не до тумана. Ему надо гнездо вить, он за детей своих отвечает. Вот тут материальный интерес часто выходит на первый план.

Но если за деньгами едет восемнадцатилетний мальчишка...

За счастьем, за знаниями, за профессией, за опытом, за любовью, даже за приключениями – все понимаю. Но за деньгами в восемнадцать лет едут только дураки...

Вот, Таня, что думаю я по этому поводу. Может, я и не во всем прав. Но в одном уверен: что разговор наш с Вами не пустой, что сводить все к рублю так же наивно, как и отрицать роль рубля. Сложней проблема, куда сложней!

Третий стимул

Как-то в Челнах я услышал четверостишие – отрывок из поэмы местного автора. Кто прочел, не помню, фамилия начинающего поэта тоже вылетела из головы, но сами строчки запомнились.

Вот они:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены