Только «пятерки»!

  • В закладки
  • Вставить в блог

В двух средних школах, № 609 и № 719 Зеленоградского района Москвы, девятые классы вот уже год как экспериментально изучают «Основы информатики и вычислительной техники»

Своими наблюдениями и размышлениями делится сегодня с нашими читателями преподаватель физики школы № 609 Нинель Михайловна Гафинович.

Этот маленький первоклашка ходит на переменах за мной по пятам и, словно выпрашивая на мороженое, канючит: «Ну, когда можно будет еще туда пойти, а?..» И заискивающе заглядывает мне в глаза. «Туда» — это значит в машинный зал. Дело в том, что однажды мы взяли его на урок и дали «пообщаться» с ЭВМ. Он очень быстро освоился в «разговоре» с машиной, и до того ему это понравилось, что теперь от него просто нет проходу...

Совершенно прав академик Ершов, считающий, что «нет такого возраста, для которого было бы рано начинать заниматься с ЭВМ».

Дети не боятся ЭВМ. Ни этого таинственного для многих термина, ни самой «сверхумной» машины с ее фантастическими возможностями. Мы, взрослые, восхищаемся немыслимым, казалось бы, быстродействием компьютера (подумать только: миллион операций в секунду!..), а школьника этим не сильно-то и поразишь, он считает: так и должно быть, все это естественно. У детей еще не накоплена та степень инерции мышления, присущая взрослым, которая вооружает наш мозг опасениями перед чем-то новым.

Когда мы, преподаватели физики и математики, еще только приступали к занятиям на полугодичных курсах, чтобы впоследствии вести «Основы», то, честно говоря, было немножко страшновато: вдруг что-то не получится, ведь в свое время в институте мы ничего подобного не проходили... Перед первым уроком тоже волновались: предмет-то необычный, непривычный, как примут его девятиклассники?..

Но ребята были настроены совсем по-другому — не только не боялись, но и с первых же занятий увлеклись в такой степени, что оторвать их от машин было почти невозможно. Звенит звонок, а они словно и не слышат его.

Когда их теперь спрашивают, сложен ли новый предмет, они отвечают примерно так: «В шестом классе нам впервые показали ЭВМ и сказали: «Представляете, как это сложно?!» А теперь мы знаем: все очень просто!..» А мои «корифеи», так те вообще говорят: «Мы уже можем представить, какие процессы происходят там, внутри машины».

Самым трудным для нас, педагогов, ведущих «Основы», стало то, что мы оказались первыми в этом деле, опыта преподавания подобных предметов в школе пока еще нет. Если в каких-то школах и существовали кружки, то там занимались ребята с определенными наклонностями, те, кого особо интересовали вопросы электронно-вычислительной техники. А в школе, когда предмет становится обязательным для всех, — это совсем другое дело, это уж не кружок, не факультатив. В Новосибирске, например, в качестве эксперимента преподавание в школе вели опытные программисты. Но это годится, видимо, только для эксперимента, а проблему не решит: на все школы программистов не хватит, да и нет необходимости отрывать их от дела. Нужны учителя. И одна из главных задач — подготовка учительских кадров на достаточно высоком уровне. А учебников и пособий по «Основам» пока тоже практически нет. Многое приходится придумывать самим, подолгу готовиться дома. Думаешь об этом постоянно, у меня нет свободных ни субботы, ни воскресенья. Но, что интересно, не в тягость эти заботы. Новый предмет очень увлек не только ребят, но и нас, учителей. Машина буквально притягивает к себе. А ведь на личной заинтересованности все и держится. Как правило, отношение учеников к какому-либо предмету — зеркальное отражение отношения к нему самого преподавателя.

Когда мы еще только начинали, я немного опасалась, что у ребят появится повышенный интерес не к работе на машине, а к увлекательным электронным играм, богатейший выбор которых может предоставить компьютер. Но опасения мои не оправдались, настоящая работа увлекла учеников еще больше, чем игры.

С первых же занятий я попробовала обучать ребят на конкретном физическом материале. И уже на втором уроке мы занимались обсчетом лабораторной работы с помощью машины.

Начиналось все с. небольших задач по физике. Составляется простенькая программа на определенный тип задач; задаешь компьютеру условия задачи, а он сам уже подбирает нужные формулы, ведет расчеты — и все это мгновенно. Машина развивает у ребят умение систематизировать информацию, логически мыслить, помогает понять какие-то сложные моменты теории физики. Вот, к примеру, электрическое поле шара — его не увидишь, не потрогаешь; как представить, какова напряженность его в различных точках? Задаешь машине радиус шара, расстояние до данной точки и тут же получаешь результат в цифрах. Без долгих расчетов ученик может все это себе представить.

Но чтобы получить какие-либо результаты, прежде всего надо точно знать, чего ты хочешь от машины. То есть ЭВМ может многое сделать за тебя, но ты (в данном случае школьник) должен хорошо знать материал.

Очень скоро ребята стали сами писать программы для машин. Постепенно мы обрастали оригинальными, серьезными программами. Возможно, именно практическая основа занятий и увлекла школьников. Если вести обучение на чисто логическом, абстрактном материале, по-моему, могло и не быть такой активной реакции. В итоге обратная связь: физика помогает программированию, программирование — физике.

Работа с ЭВМ не только не усыпляет творчество, а, напротив, побуждает к поиску. Составление программы — процесс творческий. Приятно наблюдать, как у ребят рождаются идеи при написании оригинальных программ. Многие стремятся поскорее постичь премудрости программирования, впитывают в себя все доступные им знания. Когда кто-либо из учеников составляет программу по определенному разделу физики, то потом уж знает этот раздел идеально. И что характерно — если освоение физики в классе все же идет по-разному, то «Основы» ребята одолевают примерно одинаково.

Меня как-то спросили, ставлю ли я «двойки». Нет, не ставлю. Просто некому. После окончания урока вывести ребят из зала невозможно, упрашивают: «Ну, еще хоть минуточку!..» А когда из других школ к нам приезжают перенимать опыт, ребята с огромным удовольствием садятся за машины после уроков, в дополнительное время.

Думаю, уже скоро ЭВМ найдет применение при изучении и других предметов. Нелишней будет она даже на уроках иностранного языка (я планирую с одной из наших школьниц написать программу для английского языка). Машина терпелива, она не выйдет из себя, если ты не выучил урока, может хоть десять раз спокойно объяснить тебе одно и то же, не возмущаясь твоей непонятливостью. Учителя она, конечно, не заменит, однако «двойки» ставить тоже умеет.

И на уроках литературы и истории компьютер станет помощником. Сиди с ним, упражняйся, пока не запомнишь, к примеру, когда родился Петр Первый. На уроках химии машина тоже очень полезна. Вот только нужно вначале программу составить на весь курс... Скорее бы выходили учебники с готовыми программами. Однако, думаю, не стоит использовать ее там, где, к примеру, можно обойтись обыкновенным микрокалькулятором.

Нашей школе повезло — у нас прекрасные машины. С такими же ЭВМ ребята встретятся и на производстве. Как-то приезжали к нам заведующие кафедрами вычислительной техники из разных вузов страны, так у них потом даже настроение испортилось. «Эх, — говорят, — нам бы хоть по одной такой машине в институт!..»

К началу 1985/86 учебного года у нас будет сорок машин (сейчас двенадцать), и мы сможем одновременно усадить за них весь класс.

У меня, преподавателя, тоже ЭВМ; я могу, когда захочу, подключиться к любой машине, за которой работает школьник, — подсказать, проверить. Раньше на уроке мы десять минут занимались физикой, а остальное время — расчетами. Когда наши шефы стали выпускать микрокалькуляторы и предоставили их нам, время на расчеты значительно сократилось. А что говорить о том, когда на помощь нам пришли компьютеры! За пять минут с помощью ЭВМ я могу проверить все тетради...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Вторая грамотность

Андрей Ершов, академик АН СССР, заведующий отделом информатики Вычислительного Центра Сибирского отделения АН СССР

Азбука ЭВМ

Творческая педагогика

Популярный, одинокий

Триумф Тото Кутуньо