Вторая грамотность

Михаил Михайлов| опубликовано в номере №1399, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Андрей Ершов, академик АН СССР, заведующий отделом информатики Вычислительного Центра Сибирского отделения АН СССР

— Андрей Петрович! Вполне обоснованно мнение, что ЭВМ — это двигатель современной научно-технической революции, как паровая машина — индустриальной революции прошлого века. Наш интерес к вычислительной технике понятен. Но как объяснить его внезапность? Ведь микропроцессору скоро уже исполнится пятнадцать лет...

— И все эти годы идет его непрерывное совершенствование; так что массовое применение микропроцессоров началось совсем недавно. А вообще внезапность, о которой вы говорите, — это тоже объективное следствие научно-технического прогресса.

— Значит, человек просто не успел подготовиться ко встрече с компьютером?

— Да, наверное, можно сказать так. На сегодняшний день наша способность создавать вычислительные машины несравненно богаче, чем способность передавать им знания, то есть программировать. Если трудоемкость изготовления микропроцессора измеряется человеко-часами, то программ для него — как минимум человеко-месяцами. А ведь каждое новое применение ЭВМ требует новых программ. Сравнивая рост производства компьютеров с физическими возможностями человека-программиста, легко убедиться, что в недалеком будущем программированием должно будет заняться чуть ли не все взрослое население Земли! И совершенно очевидно, что успех нашего сотрудничества с ЭВМ полностью зависит от того, насколько быстро и хорошо мы научимся программировать.

— Вы полагаете, что все скоро станут программистами?

— Из того, что все умеют писать, не следует, что все стали писателями; при этом, однако, никто не сомневается в пользе всеобщей грамотности. Сравнение это далеко не поверхностное. Печатный станок — одно из величайших достижений человечества — в свое время открыл путь к массовой грамотности, к массовому знанию. Развитие книгопечатания и вычислительной техники обнаруживает много сходных черт, обусловленных глубокой аналогией: и книга, и компьютер — носители информации. Книга несет пассивные, описательные знания; ЭВМ же воплощает в себе знания активные, переходящие в действие; получается, что книжные и компьютерные знания дополняют друг друга и одинаково требуются для формирования гармоничной личности. Вычислительная техника порождает вторую грамотность.

— Итак, навык работы с ЭВМ становится таким же элементом культуры современного человека, как знание языков, математики или истории. Из этого, видимо, следуют важные выводы для всей системы образования?

— Да, и первый вывод уже принят к исполнению. С сентября этого года в средних школах вводится курс основ информатики и вычислительной техники. В рамках этого курса старшеклассники познакомятся с устройством и принципами работы вычислительной машины, изучат общие свойства алгоритмов и методы их записи, попрактикуются в работе с микрокалькулятором. В недалекой перспективе предполагается создать кабинеты вычислительной техники, где на партах будут установлены персональные ЭВМ. Тем самым школьники получат доступ к машине и смогут овладеть программированием не в меньшей мере, чем сегодня студенты технических вузов.

Однако курс, о котором идет речь, — это только начало внедрения компьютера в школе. Опыт работы кабинетов вычислительной техники в наших и зарубежных школах убедительно свидетельствует: нет такого возраста, в котором рано было бы приобщать детей к машине! Совершенно несостоятельными оказались опасения, что, дескать, компьютер, берущий на себя некоторые функции человеческого разума, будет воспитывать в детях пассивность и леность ума. Наоборот, непринужденное, свободное общение с машиной развивает пытливость, активность, исследовательский дух, а значит, и способности ребенка практически во всех областях. Накоплен весьма обнадеживающий опыт применения ЭВМ не только на уроках математики и физики, но и языков, истории, музыки. Компьютер дает детям именно то, чего им так остро не хватает в нашем взрослом, жестко регламентированном мире: поле для самостоятельных действий, для исследований и открытий.

— Но имеется один довод скептиков, от которого трудно отмахнуться: изучение вычислительной техники в школах начинается с нынешнего года, а сама эта техника упоминается не иначе, как в будущем времени. Машин в большинстве школ действительно пока нет...

— Довод в самом деле серьезный, и отмахиваться от него не следует. Однако начинать можно и с безмашинного курса информатики и программирования. И вот почему.

С развитием вычислительной техники люди постепенно осознали, что программы пишутся не только для машины, но и для человека. Понимание это родилось из практики: из необходимости модифицировать программы, исправлять ошибки, распределять работу между программистами, повторно использовать фрагменты старых программ. Современные стандарты на подготовленную программу требуют, чтобы ее текст был понятен человеку без дополнительных пояснений. Более того, разработаны методы проверки и доказательства правильности программы по мере ее создания, то есть до передачи компьютеру. Так что сегодня, когда контакт человека и машины расширяется и облегчается, «внемашинная» жизнь программы вовсе не обнаруживает склонности к свертыванию.

Вообще разговор о программировании нужно вести несколько шире. Компьютерная программа — это не что иное, как записанный по специальным правилам алгоритм, исполнителем которого является вычислительная машина. Но ведь есть и другие исполнители! Машиностроитель, например, при слове «программа» видит скорее не ЭВМ, а станок с ЧПУ.

Алгоритм — понятие значительно более универсальное и, кстати, весьма древнее. По существу, любые закономерные действия человека или машины могут быть выражены в алгоритмической форме. ЭВМ всего лишь исполнитель наших алгоритмов, быстрый, удобный, надежный, универсальный, но далеко не единственный. Так что безмашинный курс информатики и программирования вовсе не абсурд, не «школа сухого плавания», как это подчас именуется.

Но, конечно, наличие машины лучше, чем ее отсутствие, поэтому желательно уже сегодня изыскать способ приобщения ребят к ЭВМ. Хотя в школах машин еще, как правило, нет, оснащенность предприятий и организаций средствами вычислительной техники быстро возрастает, причем загрузка машин часто отстает от роста их численности, и обеспечить хотя бы временный доступ школьников к ЭВМ вполне под силу базовым предприятиям и местным органам народного образования. Нужно только преодолеть ведомственные и бюрократические барьеры, проявить настойчивость и заинтересованность в деле. Думаю, месячная практика на базовом предприятии под руководством опытных программистов окажется прекрасным дополнением к безмашинному школьному курсу.

Вернемся к аналогии между писателем и программистом. Ясно, что далеко не каждый, кого мы сегодня учим программированию, в жизни будет активно пользоваться полученными знаниями; профессионалами станут и вовсе единицы. Но, как хороший словесник дает любому из своих питомцев хоть на минуту ощутить себя Достоевским, математик — Гауссом, историк — Цезарем, а географ — Колумбом, так и в курсе информатики учащиеся должны постичь основные черты профессии программиста. До недавнего времени она проходила по разряду экзотических. А между тем эта профессия воплощает в себе едва ли не самые ценные свойства человеческого разума. Глядя, как программист царапает карандашом бесконечную простыню распечатки или щурит усталые глаза перед экраном, можете ли вы представить, что происходит с ним? Какие битвы кипят в его мозгу, какие сокрушительные терпит он поражения и какой ценою добивается победы? Какие компромиссы принимает и от каких соблазнов уходит? Как горячо надеется на успех и как за два шага до цели находит в себе мужество отказаться от сомнительной удачи и начать все сначала? Какое воображение порождает эти однообразные строки и какая горькая расплата ждет его за малейшую допущенную неточность? Нет, не выговор, не лишение премии, не осуждение коллег; критерий истины — в нем самом, в его беспощадной профессиональной самооценке, в высочайшей требовательности к качеству своего изделия.

О профессии программиста можно сказать очень много интересного. На мой взгляд, наиболее важная и специфическая сторона программирования — это воссоздание в неодушевленной машине своего собственного интеллекта, сотворение разума в самом непосредственном смысле. Каждому программисту знакомо ощущение чуда: подчиняясь его воле, машина начинает вести себя разумно. Приобщить молодежь к этому чуду, дать ей ощутить силу своего разума — задача уже философского, мировоззренческого уровня.

— Будем надеяться, что сегодняшние школьники испытают это в полной мере. А что можно посоветовать тем, кто уже перешел за грань юношеского возраста, но еще не встретился с компьютером?

— В самом деле, наша добрая традиция велит в первую очередь заботиться о молодом поколении. Правда, в данном случае это диктуется и самой необходимостью: хотя тотальное вторжение ЭВМ в нашу жизнь уже началось, лет через 10 — 15 его масштабы будут несравненно большими.

А распространение компьютерной грамотности среди взрослых должны, на мой взгляд, взять на себя общество «Знание», народные университеты, лектории, дома научно-технической пропаганды и, конечно, средства массовой информации. Те же, кто не проявит к этому интереса своевременно, будут вынуждены в одиночку наверстывать упущенное, чтобы по крайней мере не ударить лицом в грязь перед собственными детьми. 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Русский Парнас

Отечество

История ЭВМ

Творческая педагогика

Только «пятерки»!

В двух средних школах, № 609 и № 719 Зеленоградского района Москвы, девятые классы вот уже год как экспериментально изучают «Основы информатики и вычислительной техники»