Случай на одной стоянке

Петр Гаврилов| опубликовано в номере №136, октябрь 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Фью - ю! Спасибо, все на месте. Фью - фью! Вы - хороший старшина, товарищ Корнеев. Задержались в городе? Тру - ля - ля! Скоро уходим - фью - тю - ти - ти!...

Корнеев еле сдерживал душившую его злобу. Сорвав фуражку, он скомкал ее так, что она затрещала по швам, и побежал на мостик. У штурвала стоял Изоткин. Второй штурман колдовал у главного компаса. Командир, надевая на шею бинокль, спорил о чем - то с механиком. Сигнальщики возились с фалами.

Изоткин скосил глаза и зашептал:

- Не бойсь, товарищ старшина, все в порядке. Проверяем рулевую!

Корнеев сбежал по трапу в машинное отделение. Неизвестно когда успевший переодеться в синий рабочий костюм, хмуря низкий свой лоб, Надуялов стоял у динамо-машины и что - то вытирал ветошью.

Корнеев так хлопнул Надуялова по спине, что тот цокнул зубами. Не помня себя, Корнеев закричал:

- Надувалов! Подлец! Провокатор! Обманул кругом! Надуялов задрожал всем телом, вертанул к Корнееву перекосившееся от злобы лицо.

- Товарищ, не мешай работать на вахте - да?

А уж наверху раздавались свистки боцмановской дудки, топот ног, отрывистые выкрики команды.

- Старшина Корнеев - к штурвалу!

Корнеев поправил фуражку и вбежал на мостик.

Он видел, как корабль, оттого что выбирали якорь, медленно откатывался; видел озабоченное лицо командира, седые его усы; видел, как командир взял рупор и, заглушая все звуки, крикнул вниз:

- Отдать швартовы! Шары на малый!

Корнеев ощущал ногами в всем существом своим, как дрогнул корабль и неслышно пошел вперед. Как и всегда, в этот момент у Корнеева хорошо защемило сердце от понятной только человеку моря радости.

Когда Везувий, безмятежно дымя из своей трубки - кратера, словно опускался позади, а впереди легло открытое море, и вечные спутники моряков - чайки, переливчатыми криками уж преследовали корабль, - снова засвистала боцмановская дудка.

- Подвахтенные вниз! Вступить ходовой вахте!

Когда Корнеев хотел уйти с мостика, жесткий голос комиссара остановил его;

- Зайдите после ко мне.

За кормой корабля, до самого горизонта легла пенящаяся ровная дорога забортной струи. Там, где она кончалась, убегал в море Неаполь.

Гора и домики на ней казались маленькими, словно картонные. Вот щелкни по ним хорошим щелчком - и они совсем провалятся в море.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Первый риф

Памяти тов. Веселкова