Высомол

М Снежин| опубликовано в номере №136, октябрь 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

(Продолжение)

ЗА ЭТИ несколько дней до встречи у завкома с секретарем партячейки Павел пережил смутный внутренний разлад. Сначала закипевшее тело «Высомола» целиком захватило ребят. Штаб «Высомола» буквально жил на крыше. Здесь уже выросли беседки, эстрада и библиотечный павильон. Уже взбежали перила по одной из поднимавшихся на «Высомол» лестниц. Уже на поднятой сюда и уложенной в узорные деревянные рамы земле легко всходили травы и будущие Цветы.

Ребята жили претворением всей идеи. Они раздобывали чудеснейшие вещи, дружно таскали сюда стулья и картины, тарелки и цветы, перенесли в спорт - беседку гантели, тренировочные приборы по боксу, специальную библиотечку.

В подарок «Высомолу» Хатюк даже принес прекрасный гостиный вентилятор, в свое время содранный со стены в кабинете бывшего хозяина завода. Кроме всего, этот вентилятор обладал удивительной способностью поворачиваться во время работы во все стороны. Вентилятором долго любовались, пока спортинструктор не сказал, что здесь, на такой высоте, собственно, не нужна эта буржуазная игрушка. Когда все поняли, как нелепо выглядит это электрическое опахало бывшего хозяина здесь, на свободном и подзвездном «Высомоле», сам Хатюк долго смеялся вместе с ребятами, совсем защурив запорожские глаза.

- Чи я, мамо, герерис, чи я, мамо, недорис, що такий пода - руною на крышу принис? Але ж, комашня, назад я його вырышив не приймати. Вэзты цию нахалку на ярмарок, а гроши - до «Высомолу» гаманець.

Каждый час возникали новые мысли о деталях «Высомола». Но были и споры. Одни стояли за то, чтобы приобрести гамаки. Другие обвиняли «гамачников» в мелочности и считали более важным разрешение вопроса о том, нужно ли предоставлять эстраду «Высомола» невеселым докладчикам из района и распространителям газет. Группа сторонников «высота только для молодежи» выдвигала целую платформу:

- Если сюда смогут приходить все, то нам не останется места для чисто молодежной работы. Наша крыша превратится в балкон для домохозяек. Кроме того, напоминаем штабу, что рабочие не отдыхают вечерами без своих жен. А никто не посмеет утверждать, что семипудовая жена товарища Деригина без применения технических средств (как - то: лебедки, подъемника или тальмы) не сможет почтить своим присутствием «Высомол». С другой стороны, жена товарища Бруско может впасть в истерику посреди лестницы («Ах, ах! Держите меня, я падаю с ужасной высоты»). А мы не можем располагать средствами на приобретение парашютов.

Их оппоненты держались диаметрально - противоположной точки зрения:

- Вы выказываете политическую близорукость. Мы должны воспитывать всех, кто пожелает к нам придти. Мы предлагаем вынести благодарность пожарному отделу, который наложил следующую резолюцию на нашем заявлении: «Против устройства киносеансов на крыше формовочного цеха не возражает в категорической форме, так как на оной красному петуху не во что вцепиться своим пламенным вредительским клювом. Приветствует от имени огненных борцов организацию «Высомола» и поручает выборным товарищам безвозмездно проводить дежурства пожарников на крыше». Дальше мы предлагаем держать в буфете небольшое количество чистого пива для втягивания в работу и постепенного перевоспитания закоренелых алкоголиков. Мы усматриваем возможные возражения, вроде: «Увидит алкоголик с крыши свою квартиру, потянет его к стойлу, и он предпочтет идти прямо через перила, чем обходить по лестнице кругом». Эти опасения неосновательны, ибо у нас будут бдительные дежурные.

Но все эти споры не мешали ребятам дружно и яростно творить. Дело было готово уже больше чем на половину, и уже женотдел строителей «Высомола» приступил к изготовлению разноцветных фонариков.

В эти дни Павел забыл о своей тревоге, об Анке и Щеглове, и если и вспоминал иногда о Борисе, то не иначе, чем мысленно обращаясь к нему: «Ну вот, и у нас «ресторан на крыше», только не такой, в каком когда - то заседал у Гартмана твой папаша». Он увлекался и находил поразительно веские доводы: «Вот, как будто на вид и пустяк, но даже твой культ заграничной чистоты он разобьет уже по одному тому, что ребятам не захочется утром, после спорта на чистой крыше терпеть грязь на своем станке. Глядишь, и поаккуратнее станут. А там и цех начнут подчищать. Я уже не говорю об общественном значении нашего дела, товарищ Щеглов, - вы, ведь, не любите даже думать о нем»...

Борис, между тем, уже несколько раз встречался с Анкой. В этом ему помог сам Павел, в суматохе совсем, казалось, переставший замечать, что у Анки синие (и, по - особенному, синие) глаза. Эти встречи позволили Борису понять, что Павел все же ЖИВОЙ и опасный соперник, герой молодежной затеи, смуглый и смелый крепыш, от которого можно ожидать неожиданного подвоха на таинственной тропинке чувств. И потому еще, что Борис почуял со стороны Павла нешуточную атаку на его настроения и весь внутренний уклад, он старался развенчать Павла по всем линиям. Всюду он высмеивал своего противника:

- Наш мартовский кот, обезумев от весны, повел вас задами крышу вытирать, а на земле вас все больше и больше засасывает грязь.

Он так подчеркивал «грязь», что она начинала звучать слишком многозначительно.

- Спецодежду нам дают только для того, чтобы отвести от «грязи» наши глаза. Ведь, того, что выдают, не хватает на указанные сроки.

И рабочие смотрели на его собственный плащ, который превратился в морщинистого старика на глазах у всех. А, ведь, они работали с этим плащом на одном заводе...

Внизу начали связывать крышу с малейшими житейскими недостатками. Не хватало болтов, и сейчас же вспоминали, что много болтов истрачено на постройку «Высомола». Рабочему отказывали из - за недостатка энергии дать электрическое освещение в квартиру, и тот указывал пальцем на крышу: «Там можно лампочки вешать, чтоб воронам светило, а рабочему нельзя?»

Был с Павлом грех. Он дважды опоздал на работу и сделал прогул, уехав в город за фонарем для высомольской кинобудки. Павел очень боялся, чтобы не продали этот фонарь, ибо ему сообщили, что больше фонарей в магазине нет и будут нескоро. А на заводе гремела борьба с прогулами, борьба за полную загрузку рабочего времени, и Борис тонко использовал горячий момент.

- Коты проводят бессонные ночи на крыше, а производство страдает из - за них. Кричат о социалистическом переустройстве производства, а вместо этого рай на крыше устраивают.

Во всем этом была, конечно, замешана и Анка.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Первый риф

Памяти тов. Веселкова