Школа высоких чувств

Юрий Рюриков| опубликовано в номере №1395, июль 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Продолжаем дискуссию «Устарела ли верность?»

В нашей редакционной почте последнее время все чаще стали встречаться письма о несчастной, неразделенной, несбывшейся любви. Авторами таких писем являются как девушки (которых, кстати, большинство), так и юноши. Вопросы задаются самые разнообразные, но большинство сводится к одному: есть ли лекарство от такой любви и как нужно жить, чтобы любовь приносила не страдания и боль, а только радость и счастье. Наиболее определенно и четко сформулировала их молодая учительница из Нижнекамска Надежда Птицина в письме, которое мы опубликовали в № 11, начав тем самым новую дискуссию «Устарела ли верность?».

Сегодня в нашей дискуссии принимает участие писатель Юрий Рюриков, который размышляет над вопросами из читательских писем.

Агония любви

«Можно ли преодолеть любовь? Как пережить ее и забыть? Как быть, когда любимый человек для тебя все, а он ушел, ушел к другой? И нет ничего: ни радости в доме, ни уюта, ни понимания друзей. Только тяжесть с утра до ночи, и надрывно болит сердце, а любовь даже и не слабеет. Меня ничто не интересует, я никого вокруг не замечаю, в душе какая-то вязкая тоска, и все засасывает, засасывает, не отпускает...»

(Неля Д., Ставрополь)

Как грустно сказал один современный юморист, чем неразделеннее любовь, тем ее больше.

Любовь — это как бы культ любимого человека. Все, что он делает, думает, говорит, резко вырастает под увеличительным стеклом любви, и от малейшего его вздоха зависит судьба любящего, его счастье или горе. Но именно потому, что любовь может дать громадное счастье, неразделенная любовь приносит громадное горе.

Несчастная любовь — это больная любовь, и она действует на нас как настоящая болезнь. Горе, тоска, гнетущее настроение — это не какой-то бестленный туман, застилающий душу. В минуты горя происходит настоящее отравление организма, а душевная боль, которую испытывает человек, — это и физическая боль нервов. Многие, наверно, слышали выражение «адреналиновая тоска»: в моменты горя в кровь человека выбрасываются резко возросшие потоки адреналина; они, видимо, и усиливают гнетущую физическую тяжесть, от которой «ломит душу», «рвет сердце».

В XI веке знаменитый Авиценна — Абу Али Ибн Сина — по-своему исцелял юношей, которые таяли от несчастной любви, теряли сон и аппетит. От недугов любви он лечил их любовью, от подобного лечил подобным. Стала легендой история, когда ни один врач не мог вылечить почти уже бездыханного принца, потому что никто не нашел причину его болезни. Ибн Сина догадался, что болезнь вызвана его робкой и безгласной любовью, настоял, чтобы родители принца посватались к возлюбленной, и тем вернул юношу к жизни.

А вот почти анекдотический случай, о котором писали недавно многие газеты мира. Молодой служащий, получив «нет» в ответ на признание в любви, буквально заболел от душевных страданий. Заболел так, как болели от несчастной любви в «Тысяче и одной ночи», в арабских и персидских преданиях и поэмах, в индийской и европейской — рыцарской — литературе средних веков. Несколько дней он чах, таял, не мог есть, пить, ходить — и хозяин уволил его за прогул.

Молодой человек потребовал медицинскую экспертизу, и она показала: любовное страдание — вид нервного шока, болезнь, которая требует лечения, как и все нервные расстройства. Причину прогула было решено считать уважительной, и молодой человек был восстановлен на работе.

Умирающая любовь может агонизировать долго, и если ее не лечить — радостями, отвлечениями, новыми увлечениями, потоками положительных эмоций, — она сделается хронической, будет терзать человека долгие годы. В нас как бы умирает раздробленный кусок души, огромная часть нас самих.

Что происходит в это время в нашей психике, как именно рушится, распадается на осколки главный из воздушных замков нашей души? Что умирает в сложнейших сплетениях наших нервных связей, как именно возникают зияющие душевные раны? Все это для нас загадка. Мы видим только отдаленное эхо глубинных сдвигов, которые совершаются в наших недрах, а их больную суть, их раздробленную внутреннюю мозаику мы не знаем.

Наверно, придет время, когда психологи будут относиться к несчастной любви как к «любовному неврозу»; наверно, они станут изучать запутанные психологические процессы, больные слияния выбитых" из русел нервных токов — то, что составляет агонию любви. Тогда могут раскрыться и кое-какие загадки самой любви — чувства, сотканного из загадок.

«Я полюбила женатого человека, полюбила по-настоящему и впервые. Мне 21 год, ему 32. Для него это просто мимолетное увлечение, и вообще он донжуан по своей натуре. Любовь к нему делает меня глубоко несчастной. Через полгода он уедет навсегда, и тогда у меня не будет никакого выбора. А что делать сейчас? Мы живем в общежитии в соседних комнатах, и я каждый, день его вижу. Может быть, призвать на помощь всю свою волю?»

Не будем указывать, кто и из какого города писал это письмо, но видно, что это зрячая, рассудительная девушка, хотя рядом с этой зрячестью в ней живет и слепота. Она видит изъяны, понимает всю безнадежность своего чувства, но все-таки надеется на чудо, и в этом двоении, в этой власти иллюзий — одна из основ любви, один из вечных фундаментов ее двойственности. В ней воюют враждебные лагери — разум, который видит изъяны любимого, и сердце, которое не хочет ничего видеть и рвется к нему... Совсем как у Шекспира, который писал о своей возлюбленной — «смуглой леди сонетов»:

Мои глаза в тебя не влюблены, Они твои пороки видят ясно. А сердце ни одной твоей вины. Не видит и с глазами не согласно.

Двойное чувство девушки — это, скорее всего не любовь, а влюбленность, причем больная, разорванная, из тяготений и отталкиваний. В юности это, к сожалению, встречается часто, и такое чувство-ловушка, чувство-капкан портит жизнь многим людям.

Как лучше вести себя в таких случаях? По-моему, лучше всего поскорее выбраться из капкана, в который ты попал, потому что чем дольше ты из него не выберешься, тем больнее и тяжелее будет сделать это. Двоение сердца и разума часто ведет к несчастьям, а несчастная любовь часто рождает непоправимые драмы.

По примеру Вертера

«...Ему было всего 18 лет. Он очень любил ее, все время ждал звонка и смотрел на нее с восхищением. Сначала дела у них шли хорошо, но прошлым летом она с ним порвала. Он мучился и страдал целый месяц, а потом отравился газом. Оставил записку: «Простите, что причиняю вам боль, но мою боль вынести нельзя. Я пробовал терпеть, но это выше моих сил. Я не могу жить без нее, не могу выносить это невыносимое мучение».

В этот последний месяц он несколько раз перечитал «Гранатовый браслет» Куприна и «Страдания молодого Вертера» Гете.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Репутация лидера

Жизненная позиция молодого коммуниста

Яд в глянцевой упаковке

На политическую трибуну XII Всемирного

Секрет его молодости

Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета СССР народный артист СССР Махмуд Эсамбаев рассказывает о себе, своем искусстве, о человеческой красоте