Шьет сумки

Александра Генрих| опубликовано в номере №1743, январь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Шаров делает также ранцы, чехлы для мобильников, ремни, портфели. Их легко узнать по выразительной выделке кожи.

Началось с сумки, которая не подошла заказчице, и тогда Максим вещь изуродо­вал: намочил, связал, засунул в полиэтиле­новый пакет. А через три недели она стала другой - изменила цвет и форму. Певица Линда вцепилась в сумку обеими руками и уходить из мастерской без этой вещи отка­залась наотрез.

Максим говорит, что раньше он брал «страшные отходы» - бросовый товар, и на­тирал их гуталином, чтобы они выглядели, как новые. Сейчас он покупает новые шку­ры и старит их: у Шарова выработался соб­ственный стиль. Он сшивает более толстую кожу вручную, для себя освоил ручную строчку. «Мои изобретения - это прорез­ные ручки на одной из моих сумок. Я при­думал для себя исполнение в форме «заги­бающегося кармана».

Шаров использует кожу отечественного производства, ибо она интереснее по фак­туре. Красит ее в ванной своей мастерской. Секрет прочих способов обработки кожи раскрывать не хочет. Первоначальные экс­перименты проводит на ватмане. И только потом кроит из кожи - ножом, которым обычно режут бумагу или линолеум, проби­вает дырки. Максим утверждает, что дырок в своей жизни он сделал - примерно 77 200.

Помимо кожи, дизайнер использует так­же отечественный клей «Момент» и рус­скую фурнитуру, за которой совершает рейды на птичий рынок - карабины и за­клепки для ошейников. Для декорирования своих творений Шаров использует паяль­ную лампу и бормашину.

Самый волнующий момент для творца -нанесение клейма. Все свои произведения Шаров узнает мгновенно даже спустя много лет. «До сих пор накрывают эмоции», - со­знается Шаров. Говорит, что интересно де­лать на века, чтобы вещь жила долго.

Максим отказывается приступать к за­казу, если не видел клиента и не говорил с ним. «Люблю видеть тех людей, для ко­торых делаю сумки. Это очень личный процесс. Многие возвращаются, чтобы поговорить, выпить чаю. Так получает­ся дружба», - комментирует он. Называть «звездных» клиентов считает моветоном. Но для тех, кто часто пьет чай в маленькой шаровской студии, не секрет, что, к приме­ру, Гарик Сукачев покупает здесь ремни, а Дмитрий Быков - портфели.

Но клиентам, которые приходят к нему со своим эскизом, дизайнер отказывает: творчество - дело Мастера. Шаров всегда импровизирует, ему плевать на клише, ко­торыми пользуются другие дизайнеры, и на то, что так проще.

Он медленно орудует шилом, которым работал еще его прадед. Максим никуда не торопится. Совершенно никуда.

Шаров не любит делать резких движе­ний. «Я неспешный: иногда мне нужно часа два, чтобы выйти из дома», - объясняет ди­зайнер. Он мечтает рисовать - чаще, чем сейчас. Но для этого нужно уметь организо­вывать себя.

Шаров - не умеет.

«Я даже купил себе книжек по тайм-менеджменту, мне нужно научиться рас­пределять свое время. Планировать свой день сейчас для меня тяжело: ребенок поя­вился, собака», - вздыхает он и принимает­ся за новый этап работы - сушит готовую сумку внушительным строительным фе­ном. Фен шумит так, что я ничего не слы­шу.

«С его помощью еще хорошо горячие бу­терброды делать, - на полном серьезе ком­ментирует мастер, отключив фен. - Хочешь?»

В его собственной сумке, похожей на простой мешок из кожи, кроме бумаг и книг, лежит запас еды. Чтобы Шаров-ремесленник не помер от голода, пока работает на Шарова-дизайнера.

Зачем?

У Шарова есть свой собствен­ный бренд, его сумки прода­ют в дорогих бутиках, сами вещи стоят недешево. Но для кожаных дел мастера ни день­ги, ни слава не являются само­целью. Главное - увлекатель­ное времяпрепровождение. В своей собственной работе Максим Шаров отталкивается от максимы «занимайся лю­бимым делом, тогда мир бу­дет меняться автоматически». «Только любимая работа дает ощущение полноты жизни», -говорит он, разминая очеред­ное свое творение. И тут я понимаю, что даже если бы сумки Максима не по­купали, он бы все равно их делал.

Проще сделать что-то самому, чем объяснить другому, как это сделать. И Шаров трудит­ся один - только тогда, когда ему хочется. Никаких партне­ров по бизнесу, наемных ра­ботников или начальников. «Для меня первично мое соб­ственное одеяло и его обере­гаешь, чтобы оно было имен­но такой формы, каким я его себе представлял, - объясняет шорник. - И неважно, сколь­ко мое дело принесет денег. Я должен любить то, что я делаю».

Где увидеть сумки Шарова:

www.maximsharov.ru  

www.bagmaker.livejournal.com

Максим Шаров в своей студии

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

Братец Райт

Китаец построил самолет

Жареный iPad

Современное микроволновое искусство

Сила взгляда

Управление в компьютерной игре движением глаз и мимикой

в этой рубрике

Давайте потанцуем!

Где в Москве научиться двигаться в паре

Иллюзия свободы

Почему люди в России начинают «болеть простотою»

Кумпол-арт

В сумрачном мире лысых людей дерзкий вызов законам физиологии бросает он — человек с татуированной головой

в этом номере

Стивен Ван Дайн. «Маска смерти»

Детектив. Перевод с английского Марины Жалинской

Оружейное дело

Константин Капустин - магистр собственного Ордена

Свечное дело

Евгения Вдовина - любительница приключений и «похимичить»