Счастливого плавания

С Шуртаков| опубликовано в номере №616, январь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Инструктор учебного отряда, старшина второй статьи Виктор Петров стоит перед строем молодых матросов. Невдалеке мерно шумит море, тихий ветерок доносит солоноватый запах морских просторов.

Знакомясь со своими новыми питомцами, Виктор думает, что форма одежды делает стоящих перед ним юношей похожими друг на друга. На самом - то деле ни один из них ничем не похож на товарища: ни характером, ни складом ума, ни привычками. Сумеет ли он разгадать характеры своих воспитанников, сумеет ли он, Виктор, найти дорогу к их сердцу, чтобы во - время заметить и поощрить хорошее и безжалостно отсечь плохое, чтобы помочь этим юношам стать настоящими военными моряками?..

Так начинается повесть молодого писателя В. Чукреева «Счастливого плавания».

Нелёгкое дело - интересно рассказать о буднях боевой учёбы. В. Чукреев сделал это в своей книге увлекательно, интересно. Многие страницы написаны им по - настоящему поэтично, действие развивается свободно и живо.

В. Чукрееву удались характеры большинства героев. И Виктор Петров, и его товарищи Ваня Громов с Алексеем Беляевым, и матрос Голованов предстают перед читателем со всей сложностью и своеобразием своих характеров, со всем богатством их внутреннего мира. Главное же - герои книги даны в постоянном движении, в развитии.

С первых же дней учёбы у Петрова установились натянутые отношения с матросом Головановым. Голованов - умный, развитой юноша. Он хорошо учится, чётко выполняет приказания начальников. Однако Виктор замечает, что дисциплина у Голованова показная, а не настоящая. В душе любое замечание командира он считает придиркой, а приказания - лишь проявлением командирской власти.

Это приводит Голованова к серьёзным проступкам. Однажды на занятиях военно - морским делом по его вине чуть не опрокидывается баркас, на котором впервые вышли в море молодые матросы.

Но если бы у Виктора Петрова был только один Голованов! Постоянного, вдумчивого внимания требуют и другие воспитанники. Николаю Коровину плохо даётся изучение навигационных приборов и других сложных механизмов. Татарин Ахмет Мухаметдинов не владеет русским языком, и это мешает ему хорошо учиться, он то и дело получает тройки. У матроса Корепанова другой недостаток: он так слабо развит физически, что не может ни плавать, ни бегать, ни даже подтянуться на обыкновенном турнике. Ну какой это моряк?!.

Трудно приходится молодому, неопытному воспитателю Виктору Петрову. Он идёт за помощью и советом к старшим командирам, к секретарю партийного бюро. Как быть с Головановым, с другими матросами? Виктор Петров долго ищет правильного пути к сердцу этого самолюбивого, излишне уверенного в себе матроса. Он нередко «сбивается с нужного тона», делает ошибки, но с помощью товарищей всё же находит правильный путь.

Отделение Виктора Петрова становится отличным в боевой и политической подготовке. На «отлично» сдаёт оно и выпускные экзамены. Матросов начинают расписывать по кораблям. Скоро они станут на боевую вахту и будут зорко, надёжно охранять мирный труд советских людей, строящих коммунизм. «Счастливого вам плавания!» - говорят им на прощание старшины. И только теперь все они понимают, как трудно, оказывается, расставаться, как крепко они подружились за месяцы учёбы, как благотворна была и для командиров и для подчинённых эта дружба!

Таково коротко содержание повести «Счастливого плавания».

Написана повесть от первого лица, написана искренне и взволнованно, и в этом её первое и несомненное достоинство.

Жизнь и учёба героев В. Чукреева проникнута духом коллективизма, духом нашего советского братства. Взаимное уважение друг к другу, высокая требовательность к себе и товарищам составляют ту атмосферу, в которой живут и действуют герои книги.

В повести «Счастливого плавания» есть морская романтика. Это, естественно, делает книгу интереснее, занимательнее.

Привлекает также внимание читателя сдержанно, немногословно рассказанная история зарождающейся любви Виктора Петрова к Гале Федченко, хотя следует заметить, что вся линия отношений между Виктором и Галей введена в повествование очень робко, словно автор боялся уйти «в сторону».

В. Чукрееву удаются портретные характеристики; они всегда точны, своеобразны. Удачны пейзажные зарисовки. Иногда они, как, например, в хорошо написанной сцене ночной вахты, приобретают глубокое и волнующее звучание.

Вместе с тем хочется указать и на недостатки этого талантливого произведения.

Острый, жизненно - правдивый конфликт, о котором уже говорилось выше, разрешается в книге значительно раньше, чем кончается повествование, и последние главы, где автор «сводит концы с концами», читаются уже без напряжённого интереса.

В. Чукреев стремится показать в своей повести неразрывную связь военных моряков со всем советским народом, мирный труд которого они охраняют. В известной мере это ему удаётся. Но повесть была бы полнее, богаче, если бы автор показал эту кровную связь более широко.

Есть в книге большие и малые языковые погрешности. Автору иногда как бы изменяет слух, и он пишет, что «освободить одного человека (от аврала. - С. Ш.) не составляло проблемы», не чувствуя, что слово «проблема» здесь употреблено явно некстати. Так же неудачно цвет неба сравнён с эмульсией. «Голос Громова был одним из самых горячих и взволнованных», - пишет автор в другом месте.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Никита - музыкант

Из рассказов, поступивших на конкурс журнала «Смена»

Береги честь смолоду

Читатели обсуждают статью А. Первенцева (см. журнал «Смена» № 1 за 1953 год)