«Работа как дело жизни»

  • В закладки
  • Вставить в блог

Прошедший XXVI съезд КПСС определил цели экономического и социального развития страны и пути их достижения. Сейчас – время работы. Работы, которая позволит выполнить решения партии.

Какой она должна быть сегодня, наша работа? В своих размышлениях об этом читатели особо выделяют отношение к труду, необходимость восприятия своей работы как дела жизни. Подчеркивают, что именно труд, вклад в общее дело – самый верный показатель того, как и для чего живет человек.

Как раз разговором на тему «ЖИЗНЕННАЯ ПОЗИЦИЯ: гражданственность, деловитость, сердечность» («Смена» № 5, 1981 г.) и завершился большой этап нашей дискуссии, которая шла под рубрикой «Коллективный критический анализ: работа в тягость, работа в радость». Этот разговор представлялся нам, с одной стороны, итоговым, а с другой – начальным. Читатели поддержали нас – дискуссию необходимо продолжить. И предложили новую формулу разговора: «РАБОТА КАК ДЕЛО ЖИЗНИ», считая, что она позволит затронуть и обсудить важнейшие СЕГОДНЯШНИЕ ПРОБЛЕМЫ НАШЕЙ ТРУДОВОЙ ЖИЗНИ. Согласны.

И первый разговор под новой рубрикой – о качестве.

Прежде всего – о качестве работы каждого на своем рабочем месте.

Разумеется, уровень выпускаемой продукции зависит и от качества оборудования, сырья, материалов. Качество работы, отношение к делу – от способа организации труда, нравственного климата в коллективе, условий работы. Но ведь все эти факторы – результат деятельности конкретных людей. Вот почему сегодня из всей цепочки мы выделяем главное – качество работы самого человека.»

От чего же зависит хорошая работа? Что делать, чтобы человек не хотел и не мог работать плохо? Давайте подумаем вместе.

Качество: уровень труда – уровень продукции

Соответствие лучшим мировым и отечественным образцам – ни на что меньшее мы не можем и не должны соглашаться. К этому надо себя приучать, этого надо добиваться, решительно отбрасывая все устаревшее, отставшее, уцененное самой жизнью.

Из Отчетного доклада Центрального Комитета КПСС

XXVI съезду Коммунистической партии Советского Союза

Личное клеймо

Яков Рыбин, строгальщик Рязанского станкостроительного завода

На одном из цеховых собраний мне вручили круглый металлический стерженек с цифрой «90» на торце – личное клеймо. Означало это, что теперь ОТК уже не будет проверять изготовленные мною детали. Такая степень доверия – мощнейший стимул к работе по самым строгим меркам качества. Дело не только в том, что я получаю пятипроцентную надбавку к зарплате за то, что фактически совмещаю две профессии – строгальщика и контролера. У меня теперь никто, если можно так сказать, не стоит за спиной; никто не должен искать мои возможные ошибки. Последняя «инстанция» – я сам. Значит, ошибаться никак нельзя. Конечно, и раньше старался, чтобы брака не было, но сейчас все-таки невольно относишься к делу строже: лишний раз проверишь установку заготовки, придирчивей измеришь готовую деталь. Ведь достаточно всего три раза ошибиться – отберут клеймо, тогда стыда не оберешься... На завод я пришел, как и большинство наших рабочих, учеником, то есть начинал с нуля. Но в одном мне повезло, пожалуй, больше, чем другим: приступать к самостоятельной работе пришлось в очень сложное время. Цех наш, спроектированный для изготовления деталей станков с числовым программным управлением, тогда только переживал свое становление. В такой обстановке учиться было и трудно и вместе с тем интересно. Пока осваивали оборудование, технологи буквально не отходили от наших станков всю смену. Вместе с ними пришлось немало покопаться в новой технике, научиться разбираться в чертежах. Находили конструктивные недостатки станков, доводили их «до ума». Короче говоря, школа работы была нелегкая, но в смысле повышения квалификации очень полезная.

Чем занимается наш цех? Получаем черновые заготовки из литейки, фрезеруем их, строгаем, растачиваем, сверлим, шлифуем – и отправляем в сборочный цех. Качество станков во многом зависит от нас, механообработчиков. Нетрудно представить, что если хоть одна деталь пройдет через ОТК со скрытым дефектом, если это вовремя не заметят на сборке, то и весь новый станок (стоимость которого может исчисляться сотнями тысяч рублей) придется разбирать и собирать заново. Ну, а в худшем случае придет рекламация от заказчика.

Марка нашего завода хорошо известна. С каждым годом улучшается качество станков, повышается их надежность, а количество рекламаций снижается. И все же они еще бывают! Вполне возможно, что где-то такой же рабочий, как я, получив не вполне исправный станок, нелестно отзовется о рязанских станкостроителях вообще. Я понимаю, ему безразлично, что какие-то отдельные детали станка сделаны строго по стандарту: его интересует лишь то, каков станок в целом. О качестве работы всего коллектива судят обычно по конечному результату.

...Не случайно говорят, что «совесть рабочего – лучший ОТК». Давайте не будем лукавить: опытный станочник гораздо лучше контролера видит качество своего труда, знает, какие дефекты сложней, какие проще обнаружить. Вот поэтому я считаю, что личное клеймо надежней любого ОТК, и чем больше станочников получат право самоконтроля, тем меньше вероятность рекламаций.

Я говорил своему контрольному мастеру, что все-таки мало молодых рабочих имеют у нас такое клеймо. Всего человек пятнадцать. А станочников в цехе около двухсот. В прошлом году мы брали обязательство добиться, чтобы личное клеймо получили еще десять человек. Обязательство осталось полностью невыполненным. Разве это дело? Мастер со мной согласился, но посетовал: уж очень трудно такое обязательство выполнить.

А если задуматься, в чем трудность? Оборудование самое современное; условия труда хорошие. Внедрена комплексная система управления качеством продукции и труда. Однако та же система показывает: коэффициент качества труда у нас составляет в среднем 0,7 (поясню, что максимальная оценка – единица). Значит, работаем ниже своих возможностей.

Знаю, стало «модным» ссылаться на смежников – они, мол, не сделали, не завезли и т. д. И у нас такое бывает: мы ругаем литейку, сборка – нас... Нам не вовремя доставляют заготовки, мы, в свою очередь, поздно отправляем готовые детали. В результате – нервозность, напряженная обстановка к концу месяца, спешка. Все это сказывается на качестве работы. Как в таких условиях можно говорить о личном клейме для каждого?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены