Путешествие в подводный мир

Ю Астафьев| опубликовано в номере №795, июль 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Все мое походное снаряжение - маска и ласты. Передо мной таинственная страна с дремучими зарослями, долинами, кручами, мир. населенный удивительными существами. Сзади громоздится каменистый обрыв, виднеются домики Гурзуфа, выше - четкие ряды виноградников, и над ними - мягкие очертания Крымских гор...

Толщу воды пронизывают солнечные лучи, уходя вниз колеблющимися столбами. Вокруг разлита нежная синева, усыпанная серебряными блестками мелкой рыбешки.

Внизу, в зеленом полумраке, видно дно. Впечатление такое, будто у тебя выросли крылья и паришь высоко в небе над далекой землей. Проплывают лесистые горы, глубокие ущелья, широкие долины. А вот вдаль убегают песчаные барханы пустыни с редкими оазисами...

Неожиданно замечаю сарганов: небольшая стайка плывет почти рядом со мной у самой поверхности воды. Необычен внешний вид этих рыб: вытянутое, как у змеи, голубоватое тело оканчивается длинным зубастым клювом. Да и плывут сарганы, по - змеиному двигая туловищем. Стайка вышла на охоту; их добыча - мелкая хамса. Перед скалами, будто на страже, расположились небольшие, темного цвета рыбы, прозванные морскими собаками за то, что их пасть наполнена множеством мелких зубов. Несмотря на свою «свирепую» внешность, это настоящие травоядные, или, вернее, «водорослеядные». Целый день пасутся они в зарослях водорослей, пощипывая нежные веточки багрянок.

И вдруг мирная картина рушится. Из-под камня стрелой бросается темная тень, в разные стороны разлетаются перепелки - пестро окрашенные рыбки, а у камней в облаке ила разыгралась подводная трагедия: один из обитателей этого безмятежного уголка исчезает в широкой пасти ерша - скорпены.

Вскоре, однако, все успокаивается. Облако ила оседает, и я вижу скорпену, которая затаилась у камня в ожидании новой жертвы. Большая голова с выпуклыми глазами усажена колючками и какими - то наростами. Несообразно маленькое туловище топорщится большими плавниками. Вся рыба окрашена в бурый цвет с неопределенными. узорами. Это делает ее почти незаметной на морском дне, среди камней и водорослей. Действительно, ну чем не круглый камень, да еще поросший кустарниками водорослей!

Но вот впереди мелькнул широкий светлый блик, второй, третий... И тотчас же пестрый подводный мир, как бы расплываясь, отходит на второй план. Передо мной остаются одни только серебряные вспышки в глубине моря. Кефаль - цель моего путешествия. Все ближе и ближе приближается ко мне стая. Вот она, красавица - рыба! Голубовато - серая спина, чуть заметные полосы вдоль серебристого бока, вытянутое, сигарообразное туловище. Неторопливые, плавные, полные скрытой силы движения! Но в момент тревоги все преображается. Мгновение - и, как серебряные молнии, исчезнут испуганные рыбы в голубой дали.

Сейчас же они спокойны. Мелькают белые полукружия губ: кефаль кормится, подхватывая мельчайшие живые существа с водорослей и камней. Это наиболее удобный момент для охоты.

Осторожно заплываю в хвост стае со стороны моря: в этом случае кефаль реже замечает плывущего человека. Еле шевелю ластами: рыбы отлично слышат. Расстояние между мной и стаей постепенно сокращается, вот уже остается метров пятнадцать. Ныряю почти отвесно. Скорей на дно, за камни! Осторожно оглядываюсь - рыбы по - прежнему спокойны. Прижимаясь к самому дну и укрываясь за большими валунами и водорослями, подбираюсь все ближе и ближе к голубоватым теням. Все труднее оставаться под водой, все сильнее и сильнее влечет обратно к поверхности. Возникает нестерпимое желание выдохнуть воздух. Но еще усилие, еще бросок до вот этого обломка скалы, за которым можно укрыться, а там можно уже будет стрелять. Неожиданно впереди из - за камня поднимается кефаль и тотчас же бросается прочь. Преследование можно не продолжать.

Как трудно сейчас подплыть незамеченным! Стоит полный штиль: отстоявшаяся вода кристальной прозрачности, не шумит морской прибой. Поэтому рыбы замечают любое движение, слышат малейший шум. Необходимо изменить приемы охоты. Отплываю в сторону, чтобы дать возможность стае спокойно вернуться на прежнее место.

Не спеша плыву вдоль каменной гряды. Налево расстилается песчаная отмель, направо - причудливые глыбы камней. Рядом подымается подводная скала, похожая на нос сказочного корабля. А вот и матросы - вездесущие морские собаки. Есть и капитан - большой пучеглазый краб. Сигнал тревоги - и команда корабля бросается в трюмы - щели. На палубе же остается, как и положено, один храбрый капитан. Плыву дальше, а на корабле, видимо, уже сигнал «все наверх», и дружная команда высыпает на палубу.

Однако приходится прервать эти интересные наблюдения: слева приближается стая кефали.

И вдруг мелькает мысль: что, если атаковать сверху, непосредственно над стаей? Прием необычный, но попытаться надо: ведь подо мной глубина метров семь - восемь, лежу я на поверхности воды неподвижно, и рыбы сейчас вряд ли меня замечают. Вот они уже подо мной. Бесшумно устремляюсь прямо к середине стаи. Внимание сосредоточено до предела. Остается пять, четыре, три метра - и тут рыбы меня замечают. Мгновенное оцепенение, но я уже нажал на спусковой крючок ружья - и бьется, пробитая гарпуном, большая кефаль. Быстрый бросок вперед - и рыба уже трепещет в моих руках.

Вот она, заветная цель! Ради этого стоит пройти по берегу километры под палящим солнцем, нырнуть десятки раз, а иногда и померзнуть, плавая многие минуты в холодной воде...

Усталый, долго лежу на нагретых за день камнях. Белой пеной подбегает к самым моим ногам волна. Вот и закончился еще один день. А завтра вновь будет продолжаться мое увлекательное путешествие.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены