Подросток, который умеет и любит работать

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1362, февраль 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

«...формирование человека начинается с первых лет его жизни... Хорошее средство воспитания – соединение обучения с производительным трудом. Надо твердо проводить курс на то, чтобы прививать школьнику привычку и любовь к полезному труду».

Из речи Генерального секретаря ЦК КПСС Ю. В. Андропова

на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС

«Человек разумный» – homo sapiens – как биологический вид создан трудом. Это мы знаем по Энгельсу. Но ведь и каждый конкретный человек формируется главным образом трудом – именно он образует фундамент личности. Понятно, что в данном случае смысл в слово «труд» вкладывается достаточно широкий. Это не только физический, но и умственный труд, не только производительный, но и учебный...

В жизни человека есть решающие, узловые, переломные моменты. Один из них приходится на возраст примерно 15 лет – границу между детством и юностью. В пятнадцать лет подростки оканчивают восьмой класс средней школы (в соответствии с проектом ЦК КПСС «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы» в этом же возрасте они будут оканчивать девятый класс) и выбирают дальнейший жизненный путь. Общий поток разветвляется здесь на три главных. Часть продолжает учебу в общеобразовательной школе, другие идут в ПТУ, третьи – в техникумы. Как в сказке: «направо пойдешь...» В молодые годы многие решения можно еще пересмотреть, и даже не раз, однако за каждый зигзаг приходится «платить» – годами, здоровьем, разочарованием. Из глубокой жизненной колеи трудно выскочить. И вряд ли нуждается в доказательстве истина, что в выборе профессии лучше не ошибаться.

В пятнадцать лет многие подростки переступают из мира детства в большую, взрослую жизнь. С этим связаны разнообразные перемены. Статистика говорит, например, о том, что пятнадцатилетние меняют место жительства примерно в десять раз чаще четырнадцатилетних. Это легко понять: общеобразовательные школы располагаются гуще, чем ПТУ, техникумы находятся главным образом в городах. Юный человек из семьи переселяется в общежитие, привычный круг друзей заменяется незнакомым окружением и т.д.

Чем развитее во всех отношениях к этому времени подросток, тем успешнее преодолевает он связанные с жизненными изменениями трудности и проблемы.

О трудовом воспитании школьников, подготовке молодежи к труду в народном хозяйстве идет речь в проекте реформы. Он вскрывает многие недостатки и намечает пути их преодоления.

Профессиональные намерения школьников резко расходятся с потребностями народного хозяйства. Сотни тысяч и миллионы школьников хотели бы стать космонавтами, летчиками, актерами и т.д. Неизмеримо меньшее число старшеклассников мечтает о профессиях доярки, телятницы, свинарки и т.д. Если потребности народного хозяйства в работниках разных профессий представить в виде пирамиды, у основания которой – самые многолюдные профессии, а у вершины – самые редкие (те же космонавты, например), то пирамида желаний предстанет как бы «стоящей на голове»...

Недостатки реальной профориентации оборачиваются нежелательными для общества явлениями. Это, в частности, одна из серьезных причин очень высокой текучести молодых работников (не только рабочих, но и инженеров, служащих и т. д.), низкой производительности труда и невысокого его качества, неудовлетворенности не только своим трудом, но и своим положением в обществе. Здесь надо искать «ранние корни» причин так называемого отклоняющегося поведения (пьянство, хулиганство и т. п.).

Далее. Специалисты знают, что повышение образования рабочих – один из главных факторов роста производительности труда. С быстрым ростом среднего уровня общеобразовательной подготовки были связаны большие надежды экономистов. Многие полагали, что темпы роста производительности труда будут возрастать параллельно с повышением уровня образования, тем более что с середины 70-х годов страна перешла ко всеобщему обязательному среднему образованию молодежи. Однако вопреки надеждам производительность труда, скажем, в промышленности за девятую пятилетку выросла на 34 процента, а в десятой – только на 17 процентов («Народное хозяйство СССР. 1922 – 1982». М., 1982, стр. 167 – 168). Это привело к снижению темпов роста национального дохода, к известным трудностям в экономике, которые только теперь начинают преодолеваться – показатели народного хозяйства страны в 1983 году были выше, чем в 1982-м, благодаря усилиям партии, укреплению дисциплины труда.

В чем причины парадоксального несоответствия?

У каждого сложного экономического и социального процесса обычно много составляющих. Но несомненно, что одна из главных причин снижения народнохозяйственных показателей – это недостаточная подготовка новых поколений работников к труду.

Высокая (а иной раз просто длительная) общеобразовательная подготовка не всегда способствовала профессиональному росту. В последние годы около миллиона вчерашних десятиклассников вливалось ежегодно в народное хозяйство, не пройдя профессионального обучения. Понятно, что работы квалифицированной получить они не могли. Одни становились разнорабочими, другие проходили слабенькую подготовку в порядке группового или индивидуального ученичества непосредственно на производстве, третьи пополняли ряды служащих, но опять же без специальной подготовки. Разумеется, заработки у таких работников были низкими. В отличие от высоких претензий и запросов. Отсюда – неудовлетворенность, поиски лучшего места, невысокое качество труда, низкая производительность. Проблемы, как видим, и экономические, и социальные, и нравственные.

В последние десятилетия в подготовке молодежи к труду произошли существенные изменения. Повысился средний возраст начала работы в народном хозяйстве. Сейчас это двадцать лет. До 17 – 18 лет все учатся: многие затем продолжают обучение в вузах и техникумах.

Что происходит с человеком до поступления на работу? Как готовится он к труду в той или иной отрасли?

Все мы знаем, что в сравнительно недавнем прошлом человек очень рано приобщался к производительному труду, причем первые его навыки он получал в семье. Хорошо помню, что когда мы, дети военных лет – я окончил сельскую семилетку в 45-м, – читали «Крестьянских детей» Некрасова, учили наизусть знаменитый отрывок о «мужичке с ноготок», то совсем не изумлялись малолетству возницы, которому «шестой миновал», – в войну ранний труд в селе был общим правилом. Одиннадцати-двенадцатилетние боронили пашню на волах, четырнадцатилетние пахали на лошадях, совсем как взрослые мужики до войны. В личном подсобном хозяйстве работали и куда более младшие. А работы было невпроворот. Весь огород – а в наших местах на него выделялось 50 соток, полгектара – приходилось вскапывать и засаживать (в основном картошкой) вручную, а осенью вручную же убирать. Это был практически единственный источник пополнения продуктов питания.

Война рано оборвала детство моих сверстников и тех. кто был чуть постарше или младше. До сих пор это поколение выделяется среди соседних более низким уровнем образования: те, кто успел окончить семилетку до войны, много грамотнее. Вероятно, воспоминания о собственном детстве были важной причиной, «оберегания» своих детей от раннего, труда. Разумеется, военную ситуацию нормой признать нельзя. Однако похоже, что в этом оберегании мое поколение зашло слишком далеко: практически до двадцати (в среднем) лет человек теперь настоящего труда не знает. Во всяком случае, в городе: в селе сохраняется личное подсобное хозяйство, требующее трудового вклада подростков. Уроки труда в школе, летние лагеря труда и отдыха, учебно-производственные комбинаты – все это очень часто далеко от настоящего, серьезного труда. Мне приходилось не раз знакомиться с официальными отчетами о летних лагерях труда и отдыха, создаваемых в селе для городских школьников. Начинаешь читать и радуешься: участников много, показатели значительные... Сделано: пропололи столько-то, сена сметали, ягод и овощей убрали... Но поделишь эти числа на количество человек и дней... Игра, да и только. То, что успевает старшеклассник сделать за день, нормальному работнику и на час не хватит. И невольно вспомнишь далекие годы. В 1942 – 1943 годах нас, одиннадцати-двенадцатилетних, мобилизовали (как тогда было принято говорить) на две недели для сбора ягод в совхозе. Помню, что норма на малине составляла 12 килограммов в день. С этой нормой, как правило, справлялись, а если ягоды было много, то собирали и по 18 килограммов, то есть выполняли норму взрослого рабочего...

Но ведь если труд нынешнего школьника малопроизводителен, то это наверняка означает, что он плохо организован. Может ли такой труд формировать профессиональные навыки, воспитывать человека? Весьма сомнительно. Скорее всего воспитательное его значение будет отрицательным. Воспитывает только напряженный, интересный, хорошо организованный, дающий положительные эмоции труд.

Однажды мне пришлось изучать занятость старшеклассников в двух больших курортных городах – Сочи и Юрмале – во время летних каникул. Вопрос этот заинтересовал меня в связи со специфическими трудностями воспитания подростков в курортном городе. Это ведь не так просто – жить «средь вечного бала».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Вернутся ли в песню мелодия и смысл?

Диалог критика и поэта