Откровение молодости

  • В закладки
  • Вставить в блог

Полбин погиб в небе над Бреслау в день своего рождения. Перед боем он получил письмо из дома – жена и дети поздравляли его с сорокалетием. Он успел прочитать это письмо, а ответить собирался сразу, как только вернется на аэродром. Но на пути к цели Полбин не смог прорваться сквозь огневое прикрытие зениток, и его самолет, изрешеченный снарядами, упал на устланную февральским снегом польскую землю. Это был сто пятьдесят восьмой боевой вылет Ивана Полбина.

...Нам не дано знать, о чем думал Иван Полбин, несясь в пылающей машине навстречу земле, навстречу последней своей черте, не дано знать, вспоминал ли он в пекле боя о прожитых годах. Но мы, ныне живущие, обязаны о них вспомнить и в меру наших способностей и сведений, которыми располагаем, поведать читателям о судьбе героя. Одного из многих, чья жизнь и смерть приблизили всечеловеческий триумф Победы.

...Подполковник Полбин, сияя белозубой улыбкой, вышел из Главного штаба Военно-Воздушных Сил. На какое-то мгновение остановился, привычным движением расправил под ремнем гимнастерку и быстро направился к запыленной «эмке»... Через каких-нибудь полчаса он уже был в воздухе, летел в родной полк. Откинувшись на жесткую спинку пилотского сиденья, всматриваясь в проплывающие под плоскостями ослепительные дюны облаков, радостно думал: «Наконец-то вырвались из резерва! Завтра снова на фронт. На этот раз Сталинград».

Еще в начале 1942 года его полк был выведен с фронта для пополнения летного состава и освоения новой боевой техники – самолетов «Петляков-2». В рекордный для авиации срок – три месяца! – полк вновь обрел боеготовность, а сам Полбин, кроме всего прочего, освоил бомбометание с пикирования, научился мастерски летать ночью. Он, как и все летчики, рвался на фронт. Еще бы: такая техника досталась им, такие ребята в его полку! Все, как один, коммунисты и комсомольцы, опытные, бесстрашные. У штаба Полбина встречал майор Фомин.

– Ну как, товарищ подполковник, когда?

– Свертывай хозяйство, майор. Теперь скоро, – улыбнулся Полбин. И приказал построить полк.

– Нам выпала большая честь, друзья. Мы будем защищать Сталинград. Завтра на фронт... Летчикам и штурманам подготовить карты, изучать район предстоящих боевых действий. Стрелкам-радистам еще раз опробовать оружие, рации. Инженерам и техникам осмотреть приборы, проверить двигатели...

Тут кто-то в строю тихо проговорил «ура», и, не в силах сдержать радости, это «ура» потом разом выдохнули все, кто стоял на аэродроме.

В ночь, отделявшую тыловое затишье от сталинградского грохота, никто не спал. Летчики говорили о предстоящих сражениях, вспоминали о самом дорогом. Быть может, вспоминал и Полбин.

Иван батрачил на кулака Живодерова. Однажды недосмотрел за лошадьми, те забрели в живодеровские посевы, а тут и сам хозяин. Ивана избили, особенно пострадала рука. Из-за этого давнего перелома его потом не хотели принимать в летное училище. «Но почему? – возмутился Полбин. – Она у меня крепче целой, глядите!» Он схватил лежавшую в углу комнаты двухпудовую гирю и легко подбросил над головой. Еще раз, еще... И комиссия не устояла, стал Иван Полбин курсантом Оренбургского летного, затем инструктором. На Халхин-Голе уже водил в атаку девятку.

Двадцать боевых вылетов. Орден Ленина. Много лет спустя прославленный воздушный ас Покрышкин скажет, что во всей нашей авиации Полбин считался непревзойденным мастером пикирующих ударов. И в этих словах не было преувеличения. Первой же бомбой он попадал в бочку из-под горючего...

...Утро 13 июня 1942 года. После двух часов полета внизу широкой лентой заискрилась, заблестела под солнцем Волга. Впереди по курсу был Сталинград, фронтовой город. Полк приземлился на полевом аэродроме. Тут теперь предстояло жить и работать, отсюда подниматься в небо, нести к вражеским позициям смертоносный груз.

Обстановка под Сталинградом с каждым днем осложнялась. Бои шли днем и ночью. Полбинцы, так в 8-й армии окрестили летчиков полка, которым командовал Иван Семенович, включились в напряженную боевую работу. Экипажи пикировщиков бомбили железнодорожные станции, эшелоны, танковые колонны, срывали противнику подвоз резервов к линии фронта на участке Белая Калита – Морозовск – Суровкино, вели воздушную разведку. Командир полка сам водил группы бомбардировщиков. Железное прикрытие «пешек» обеспечивали в воздухе летчики-истребители полка Героя Советского Союза Ивана Клещева. Стремительно катились беспокойные, напряженные, изнурительные будни войны.

Как-то утром Полбина вызвали в штаб. В кабинете командира из-за табачного дыма не видно было даже лиц собравшихся. Навстречу Полбину поднялся полковник.

– Стало быть, нашли тот склад?

– Так точно, товарищ полковник. Старший лейтенант Жолудев обнаружил. – Полбин обвел синим карандашом кружок на карте. – Вот здесь, на окраине Морозовска, в овраге. Целые штабеля из цистерн. Тут же и узкоколейка.

– Значит, будет работенка. Только, пожалуй, двух наших полков маловато. Попросить бы у командующего еще один да нанести массированный удар. Чтоб уж наверняка. Цель-то малоразмерная, каких-нибудь во семьдесят на сто метров.

Полбин вздохнул:

– Сегодня над складом уже побывал Жолудев, и гитлеровцы поняли, что склад горючего обнаружен. Усилят прикрытие. Возможно, часть горючего ночью эвакуируют. А на подготовку массированного удара не один день уйдет – спланировать, рассчитать, организовать.

– ...В общем, я предлагаю нанести удар сегодня.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Слушаш

Рассказ

«Бригада как образ жизни»

Все начинается с дисциплины