ЭВМ в спортивной форме

Михаил Казаков| опубликовано в номере №1267, март 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

В Большом манеже Центрального института физкультуры тренировались члены сборных страны: барьеристы, прыгуны тройным, спринтеры. Они лихо брали барьеры, отрабатывали толчок. совершали рывки. Но мое внимание вначале привлекла необычная женщина. Необычная, потому что до этого мне никогда не доводилось видеть женщин со штангой в руках.

– Она не спортсменка, а балерина. – объяснил кандидат физико-математических наук Сергей Алешинский. – Впрочем, спорт и балет, по-моему, близкие родственники.

Рита Левина – балерина театра имени Станиславского – недавно стала мамой, и сейчас ей необходимо быстро восстановить форму. По совету друзей она пришла в спортзал, где ей «прописали» типично спортивный комплекс восстановительных упражнений.

Главные элементы комплекса – кросс и штанга.

– Сейчас я приседаю со штангой в пятьдесят килограммов, а пришла – не могла присесть и с двадцатью... Мне пообещали, что все это не приведет к огрублению форм тела и я не стану походить на штангиста. – Рита улыбается и говорит, не прерывая упражнений. – Кажется, обещания сбываются.

– Отдавая должное эстетическим достоинствам очень любимого мною балета, – прокомментировал ее слова Алешинский, – должен заметить, что всегда лидировавший балет в последние десятилетия здорово отстал от спорта. Оказалось, что у артистов балета слишком большой процент травм, а их тренировочные упражнения, сами по себе очень красивые, в функциональном отношении почти ничего не дают.

Этой весьма суровой оценке можно верить не только потому, что выставил ее научный сотрудник лаборатории биомеханики.

Несколько лет назад Алешинский работал в московском ансамбле «Балет на льду» и только думал об аспирантуре. Возможно, кто-нибудь еще помнит его номера «Шла девица за водой» и «Адам и Ева», где он был... Евой. Почти двухметровая Ева и коротышка Адам... Номер пользовался успехом. Но мало кто из зрителей догадывался, что за плечами солиста мехмат МГУ и диплом с отличием.

Он катался на коньках и думал о структуре движений. Дело в том, что человек уже почти весь математически описан. Макушка головы при ходьбе выписывает «восьмерку». Есть своя «кривая» и у бедер. Подведена научная база и под житейскую мудрость «не ходи пузом вперед – ходи на полусогнутых» – так, оказывается, энергетически выгоднее.

Чтобы продемонстрировать, для чего нужны все эти расчеты, мне показали фильм об экзоскелетонах – электромеханических усилителях мышечной деятельности. Человек надевает на себя кольчугу из рычагов и проводов, включает ее в электрическую сеть – и становится могучим, как Геркулес. Правда, пока даже самые выносливые выдерживают внутри экзоскелетона не более пятнадцати минут. Ведь, став Геркулесом, человек оказывается ограниченным в своих движениях, в организме накапливается усталость. Как-никак наше тело обладает 250 степенями свободы, а рука – 34. Машиностроение пока и близко не подошло к созданию подобного аппарата, хотя уже существует множество промышленных роботов, имитирующих те или иные движения человека. В основном это «руки».

Мы сидим в лаборатории, тесной от множества различных хитроумных аппаратов, и Сергей вспоминает, как он решился оставить сверкающий лед и вернуться к науке, которой увлекся еще на втором курсе университета, – к биомеханике.

Примерно на середине нашей беседы включился графопостроитель, воспроизводящий в зрительных образах решение, предложенное машиной. Сергей склонился над лентой, по которой бежал человечек, нарисованный цветными грифелями. Машина расставила крестики в центрах масс «идеальной» картины бега и показала отклонения, какие были у спортсмена. Такого анализа не сделает ни один тренер. Иная степень точности.

Алешинский и его товарищи начали свои исследования со спринта.

Чисто механически этот вид спорта проще других, а значит, яснее все закономерности, из которых он составлен. В громадном институтском манеже спринтеры и стайеры – по дружбе – делали сотни забегов. И Сергей, опутанный, как Лаокоон, километрами бумажных графиков и кинолент, полтора года трудился над математической моделью идеального спринтера. Но зато теперь можно, задав вычислительной машине параметры спортсмена, начертить ему оптимальный график бега. Возможно, это уже ближайший день спорта – научное планирование наивысших достижений.

А на другом конце Москвы по бокам хоккейной площадки Дворца спорта «Динамо» сотрудники лаборатории расставили портативные лазеры и счетчики импульсов. На льду молодежная сборная страны под руководством Виталия Давыдова отрабатывала бег «змейкой», рывок с ускорением и другие приемы. Из-за щитов ограждения за хоккеистами внимательно наблюдали точные приборы.

Через полтора часа данные приборной съемки отправили в институт, и они попали к трудившемуся возле своей мини-ЭВМ Сергею Алешинскому. Он первым придумал, как перевести на язык цифр то, что происходит на хоккейной площадке. Составленная им по просьбе хоккеистов программа – один из элементов большой работы, проводимой кафедрой биомеханики, которой руководит профессор Владимир Зациорский.

Сейчас на кафедре закончена проверка информативности метода для определения физической готовности спортсменов. Старший тренер московского «Динамо» уже прислал в институт акт о его внедрении. Кажется, в хоккее наконец появились объективные комплексные критерии готовности игрока к матчу.

– Самое главное для тренера – знать, кто и в какой форме сейчас находится, – считает Давыдов, – чтобы правильно спланировать учебно-тренировочный процесс на любом этапе подготовки команды. Хочу отметить, что бригада помогавших нам ученых внесла большой вклад в успех молодежной сборной на прошлом чемпионате мира. После тестирования нам дали развернутую картину физических и функциональных возможностей каждого игрока, и мы точно знали, с кем и как работать. Несомненно, рекомендации ученых помогут нам успешно выступить и на Белой Олимпиаде.

...Спортсмены в институтском манеже бегали от одной приборной станции до другой, лазерный луч фиксировал их перемещения. А вычислительная машина ставила «диагноз» и для большей надежности вычерчивала профили, указывавшие спортсменам, что именно они сделали неудачно в том или ином упражнении.

Однажды на тренировке Янис Лусис метнул копье на сто метров, превысив на шесть метров мировой рекорд. К сожалению, бросок был тренировочный. Не Лусиса больше несостоявшегося рекорда огорчила случайность этого достижения. Но случаен ли этот бросок? И он поехал к Зациорскому с просьбой помочь разобраться в случившемся. В манеже Института физкультуры устроили площадку с датчиками, с нескольких точек фиксировали поведение мышц, регистрировали моменты сил на отдельных Мышцах в разное время. И построили методику тренировок, благодаря которой олимпийский чемпион Янис Лусис улучшил свои результаты.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены