Отец командира

Михаил Скороходов| опубликовано в номере №717, апрель 1957
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

По небу плывут облака, рыхлые, с темноватым налетом, как на сугробах весеннего снега. И хотя солнце светит почти непрерывно, облака не тают. Теплый ветер морщинит лужи, ерошит мутные струйки ручьев, сбегающих за гранитный обрез набережной.

Я второй раз прихожу на приморский сквер. Мне уже знакомы известняковые львы, растянувшиеся по бокам широкой каменной лестницы перед входом. На их спинах дерутся озорные горластые воробьи со вздернутыми кверху хвостами. В сквере мокро, безлюдно, неуютно. Скамейки пустуют. Только на дальней, самой первой от моря, сидит, опершись на металлическую трость, старик в надвинутой на лоб ушанке.

Теперь я точно знаю, что это тот, кого мне надо. Несколько минут назад у него на квартире мне сказали, что он, наверное, в сквере...

У меня было поручение от командира корабля - навестить его родителей, узнать, как они себя чувствуют. Мы с командиром оказались земляками, из одного городка. Городок этот невелик, однако известен своим судостроительным заводом... Прослужив около двух лет на одном корабле, я не знал, что командир - мой земляк, и только когда со своими пожитками в руках шел к трапу, чтобы сойти с корабля, капитан первого ранга остановил меня и попросил по приезде в город зайти к нему домой.

... Так вот какой отец у нашего командира - седенький, сутуловатый, в очках с металлической оправой, какие теперь редко носят... Ветер выбил у него слезу, и она, такая же светлая, как и его глаза, как седые усы и брови, подрагивает на щеке, покрытой красными прожилками. Брови у старика сошлись над переносицей тисочками, и в этих тисочках зажата крупная морщина.

- Не вы ли Иван Сидорович Кузин? - спросил я.

Он посмотрел на меня, подвинулся, дав место на скамейке, и ответил:

- Садитесь. Я буду Иван Сидорович Кузин.

- А я служу под командой вашего сына, на корабле, привет вам от него привез...

- Да ну - у - у? - удивился старик и хлопнул ладонью рядом с собой. - Садись ближе, рассказывай! Как он там? Плавает? - отчего - то нахмурившись, спросил Иван Сидорович и тисочками бровей намертво зажал морщину.

- Так ведь такая наша обязанность морская - плавать!

- Ишь ты! - с лукавинкой улыбнулся он, покосившись на меня.

Старику было на вид лет семьдесят.

- Продует вас тут, - показал я в сторону моря. Непонятно было, зачем старик сидит на юру, когда в сквере есть места, защищенные от ветра.

Он не ответил, а перевел взгляд на морской горизонт; очки его блеснули на солнце.

- Во - он дымит. Как думаешь, военный или торговый?

- Так это ж катерок на волнах бултыхается...

- Катерок? А ты погляди хорошенько. Не покрупней ли что?

- Нет, Иван Сидорович, катер это.

- Как же так? - озабоченно произнес старик. - Не может быть!...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены