Опасный молодой человек

Самуэль Роджерс| опубликовано в номере №292, апрель 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

Комитет общественного благонравия колледжа Болтон (что на берегу озера Мичиган, в тысяче миль от Чикаго) восседал за столом в рабочем кабинете профессора Холея.

Профессор Холей, председатель комитета, был маленьким сухоньким человечком с длинным лицом и серо-стальными бакенбардами. Губы его были сморщены, словно он постоянно сосал леденец.

Направо от Холея сидела мисс Мэксон, декан женской половины учащихся колледжа, попечительница общественного благонравия девиц. Она была монументальней и шире профессора Холея; ее белая накрахмаленная блуза неуклюже топорщилась, когда она склонялась над столом. Расплывчатые черты розового лица и белые волосы, разделенные на прямой пробор, напоминали литографированное изображение матери на рекламе или календаре.

Третий член комитета, профессор Бриге, смуглый молодой человек, сжимал папиросы в кармане, так как ему сильно хотелось курить. Он посмотрел на пустой стул, стоявший перед столом на противоположной стороне, и подумал: «Какой еще несчастный юноша или девушка будут сейчас там сидеть?» Потом он перевел взгляд на картотечные ящики вдоль стен, набитые, без сомнения, доносами на заблуждающихся студентов, посмотрел в окно на пушистые хлопья снега, висевшие на спиральных ветвях вяза, и сдержал зевок.

- Я думаю, мы можем позвать следующего! - сказал профессор Холей деловым тоном.

- Дело Джона Богарда. Что это за дело?.. Ага, обман!

Мисс Мэксон содрогнулась.

- Нет, - сказала она. - Хуже! Это - самое ужасное. Он увлек девушку на...

- Студентку? - перебил профессор Холей. - Вы ее видели?

- Да, я говорила с ней, - ответила мисс Мэксон. - Она уехала домой, покинула колледж по собственному желанию. При сложившихся обстоятельствах это, по-моему, было единственным выходом.

- Гм... - произнес профессор Холей. - Было это... Было это, так сказать... мм... что она...

Профессор Бриге невольно улыбнулся: он знал, что профессор Холей хотел спросить, забеременела ли девушка, и не знал, как задать этот вопрос, мялся, мямлил и ничего не мог придумать такого, что бы не оскорбило девственных ушей мисс Мэксон.

Она же, олицетворявшая собой девственную чистоту и невинность, сидела, будто спрятавшись с головой в белоснежную броню целомудрия, и - сквозь ее непроницаемую завесу - наблюдала мир. Всем своим видом она давала понять, что ее лично не могут задеть грязь, пороки и беспутство современной молодежи.

- Единственное, в чем созналась девушка, - мисс Мэксон смаковала слова, - единственное, что подтверждает показания девушки, - это пьянство, но, возможно, если мы допросим этого молодого человека...

Она снова содрогнулась под своей броней, давая понять, что ей предстоит выслушать непристойности, которые, без сомнения, обнаружатся при справедливом допросе.

- Я понимаю! - профессор Холей многозначительно взглянул на своего коллегу. - Ээ... мистер Бригс, не будете ли вы так добры... - он указал на дверь.

Профессор Бригс подошел к дверям и приоткрыл их. Обратившись к молодому человеку, стоявшему к нему спиной и смотревшему в окно, он сказал:

- Вы можете войти.

Вернувшись к своему креслу, когда студент уже сидел напротив членов комитета, с лицом, освещенным яркими лучами зимнего солнца, профессор Бригс вспомнил, что года два или три назад на первом курсе этот студент был одним из самых успевающих по истории. Цветущий, белокурый, хорошо скроенный, он производил впечатление исключительно выдержанного, скромного, но знающего себе цену молодого человека. Чувствовалось, что он, в своем сильно поношенном, но опрятном костюме, самостоятельно пробивал себе путь в жизни, имея насчет нее мало иллюзий, но не отравляясь ее горечью.

- Я считаю своим долгом вас предупредить, - начала мисс Мэксон изысканно вежливым голоском, - что я уже говорила с мисс Колдэр. Она рассказала мне все.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены