Обязана только себе

Леонид Плешаков| опубликовано в номере №997, декабрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Да-да, вернемся к твоей работе. Ты как-то говорила, что у тебя во французском кино и театре завоевана определенная позиция... Что ты под этим подразумеваешь?

— Позиция? Можно сказать, положение, что ли... В общем, время от времени на экране появляются новые «звезды».

— Ты была «звездой»?

— Когда-то. Беда всех «звезд», что они быстро взлетают, а потом падают и никто не знает, где они и что с ними. Тан вот, мне удалось занять определенную позицию посредине. — Она в воздухе провела ладонью линию, параллельную полу. — Никто не ждет, что я вдруг потрясу какой-то необычной ролью, стану кумиром. Но зато все знают, что уже и не паду ниже нынешнего уровня. То есть у меня есть определенное профессиональное мастерство актрисы, которое не пропадает, останется с тобой, если ты даже выходишь из моды.

— А чему ты отдаешь предпочтение — театру или кино?

— Театру. Там все время что-то создаешь. Все время работаешь. Особенно мне нравятся репетиции, когда только идут поиски образа, когда спектакль еще только создается. Но и позже случаются вечера, приносящие удовлетворение, если тебе удалось сделать все, что хотела...

В кино это случается реже. Между тобой и зрителем стоят еще режиссер, оператор, которые по-своему понимают мысль фильма. Конечно, и тут пытаешься по-своему создать образ, но...

— Кстати, нравится ли тебе роль Лики Мизиновой?

— Очень. Она любила Чехова. И я могу это понять, тан как он был замечательным человеком и писателем. Но ей не повезло: не добившись его

ответного чувства, она бросилась в омут жизни, как может броситься только русская женщина. Постараюсь показать ее такой, какой представляю...

В одной из бесед я спросил ее:

— Ты любишь путешествовать?

— Очень. Но никак не удается сделать это по-настоящему. Была во многих странах всех континентов, кроме Австралии. Но все время уходило на работу. Мне кажется, что это и хорошо: работая, лучше познаешь другую страну и народ, чем приезжая туристом. Но все-таки иногда хочется забыть о юпитерах, режиссерах, автографах.

— А куда бы ты поехала в первую очередь, если бы вдруг представилась возможность?

— В Сибирь и на Кавказ.

— Куда в Сибирь? Она большая.

— Куда угодно. Я о ней много слышала и читала. Хочется все увидеть своими глазами. Может быть, удастся это сделать, когда приеду на общественный просмотр фильма о Чехове. А то я уже раз двенадцать была в Советском Союзе, но ничего, кроме Москвы, не видела...

Масла в огонь подлил Иннокентий Смоктуновский. Он слушал наш разговор и тут же посоветовал ей:

— Езжай на Таймыр. На оленях покатаешься. Северное сияние посмотришь...

— Что это такое? — не поняла она. Он со знанием норильского старожила стал объяснять.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пушица

Рассказ

Прыжок на заре

Репортаж о том, как спортсмены «оседлали» самый высокий пик Памира