Обязана только себе

Леонид Плешаков| опубликовано в номере №997, декабрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Разве это много? — не соглашается она. — Другие снимаются гораздо чаще. Учти, что за это время я еще родила троих сыновей, выходила их, играла в театре. И все-таки могла бы сниматься больше, если бы иногда не отказывалась от ролей.

— Почему такой напряженный ритм?

— Это обычный ритм. Актер должен как можно чаще появляться на экране. Иначе его забудут. Если ты не снимаешься, значит, что-то у тебя не получается. И продюсер уже насторожен, боится заключить с тобой контракт. Перерыв в полгода-год часто означает крах карьеры. Поэтому и торопятся, спешат, соглашаются на самые глупые фильмы, только бы лишний раз заявить о себе... У вас этого нет. Одна-две удачно сыгранные роли могут прославить актера на всю жизнь. И даже если он не играет 10 или 20 лет, его помнят...

— Но ты только что сама сказала, что иногда отказываешься от роли. Выходит, бывают исключения?

— Я не исключение. Просто у меня, кроме нино, есть театр. К тому же я завоевала определенную позицию, которая позволяет выбирать. И все-таки, когда очень трудно с деньгами, приходится соглашаться на неинтересные роли, о которых стараешься поскорее забыть...

О чем же еще спросить? О режиссерах? Например, чей метод работы кажется ей предпочтительнее.

— Сорок четыре фильма — это сорок четыре режиссера. У каждого своя манера. Свой взгляд на актера. Я не хочу говорить: этот лучше, этот хуже. Для меня главное — сумела ли я сделать свою роль заметной...

Не клеится что-то у нас разговор. Мыслями она на съемочной площадке. Она уже Лика Мизинова. И я к ней вопросов не нахожу.

Снова жду целый день. Смотрю, как репетируются кусочки фильма. Как их по нескольку раз снимают. Стараюсь угадать, понравилась ли сегодня она себе, сумела ли сделать то, что хотела. И все время думаю, о чем спрошу вечером. Тогда, уставшая от репетиций и съемок, уже разгримированная, она закурит сигарету и снова на короткие полчаса станет знакомой и простой, как в «Колдунье».

Когда этот фильм вышел на экран, девчонки сошли с ума: прически «а-ля Марина Влади» надолго вошли в моду. Можно было бы понять мужчин, но женщины, так ревниво относящиеся к чужой красоте, почему они из-

брали ее примером для подражания? Может быть, их понорила ее необыкновенная женственность? Или причина в необычном сюжете? Хотя иные фильмы закручены куда более лихо...

— Марина, какая из твоих ролей нравится тебе больше всего? — спрашиваю ее с затаенной надеждой.

— В фильме «Колдунья». Оказывается, и она грешна.

— Почему?

— Я играла свою ровесницу, а это всегда интересно. А тут еще необычная обстановка. Дева живет на лоне природы, и сама будто частица ее. Для нас, жителей больших городов, все это полно таинственности, романтики...

— Ты сама по натуре романтик?

— Нет. Во всяком случае, уже нет. Жизнь заставляет быть реалистом.

Сколько сверстниц хотели бы повторить ее успех именно потому, что видят в нем преддверие какой-то необычной романтической жизни] И вдруг сам кумир сетует на суровый реализм бытия. Выходит, успех — еще не все?

— Тебе не нравится твоя работа?

— Нет, я ее люблю. Но дело не в этом...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Форум: 5 000 000 думающих людей

Заметки о выставке технического творчества молодежи, посвященной 50-летию ВЛКСМ

Пушица

Рассказ