О добром формализме и сомнительной доброте

Юрий Феофанов| опубликовано в номере №1336, январь 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Закон и ты

Под рубрикой «Закон и ты» мы публикуем материалы, посвященные правовым основам человеческих отношений. Тут нет захватывающих уголовных историй, а есть обычные, порой даже самые незначительные жизненные ситуации, которые, однако, преподают назидательные, поучительные уроки, важные всем.

О том, как важно в разных житейских обстоятельствах – на производстве, в быту, в семейных отношениях и в отношениях с окружающими нас людьми – знать законы и скрупулезно соблюдать их положения, мы рассказываем в серии материалов, первому из которых можно дать подзаголовок:

«Закон, производство и ты».

Когда Костя Позднышев провалился на вступительных экзаменах в вуз, это стало сенсацией номер один для нашего большого дома, где жильцы хоть как-то знают друг друга. Ведь нынче как бывает: живут люди в одном подъезде, даже иногда на одной лестничной клетке, и если здороваются, то это уже считается общением.

Так, значит, сенсация. В самом деле, уж кто-кто, а Костя, по мнению нашей дворовой общественности, был бы украшением Московского Высшего технического училища имени Баумана: прирожденный физик, и руки золотые – все может сделать.

– Ум теоретика, пальцы экспериментатора, – сказал о Косте, сидя на лавочке у дома, Иван Герасимович, пенсионер, не один десяток лет отдавший школьной физике. – Как у великого Резерфорда.

Провалился Костя, естественно, не на физике. И даже не провалился – балла недобрал проходного: сделал в сочинении на одну или две ошибки больше, чем другие абитуриенты.

Вот тогда Костина мать, Клавдия Иннокентьевна, и пришла ко мне, извинившись, что отнимает время. Она не сказала: «Помогите, как-нибудь устройте». Клавдия Иннокентьевна – женщина интеллигентная.

Работала она монтажницей, но была начитанна, увлекалась историей, читала обо всех ученых в серии «Жизнь замечательных людей», особенно о физиках. Она сказала:

– Вы знаете Костю. Знаете, что он призер всех олимпиад по физике. Знаете, что его похвалил за оригинальное решение задачи академик...

– Знаю, – подтвердил я.

– ...Так разве справедливо, что Костя не прошел в институт, которого достоин? И из-за чего? Из-за того, что в слове «масляный» написал второе «н». Нет, вы скажите, это справедливо?

– Но экзаменаторам-то как быть? – Я не пытался утешить расстроенную женщину. – Закрыть глаза на грубую ошибку?

– Почему закрыть? Именно открыть им надо было глаза, этим экзаменаторам. Он же не в филологи поступал. Пусть бы по физике его и погоняли хоть вдоль, хоть поперек. А тогда бы уж и решали...

Разговор наш был долгим и тягостным. Когда к нам в самом конце присоединился Костя, я, к сожалению, увидел, что он успел уже убедить себя в том, будто с ним поступили «несправедливо».

– В том, что ты поступишь в институт в следующем году, я не сомневаюсь, – попытался я его успокоить, – но скажи мне сейчас как будущий физик...

– Год терять! – воскликнул, перебивая меня, молодой человек. – И еще неизвестно, как они в следующий раз поступят, экзаменаторы эти.

– Позволь... А как прикажешь им поступать? Принять тебя в порядке исключения? Но тогда ты займешь место того, у кого сегодня знания оказались прочнее, чем у тебя.

– По физике?! – высокомерно усмехнулся Костя. – Готов с любым соревноваться.

– Но экзамены в вуз сдают не только по физике. Ты же это отлично знаешь. Есть Положение о приемных испытаниях. Юридически закрепленное. Закон, понимаешь? Как в твоей любимой физике. Предположим, ты проводишь эксперимент или поиск научный ведешь. Что-то не сходится. Что же, ты пренебрежешь законом Бойля-Мариотта или, скажем, таблицей умножения? Как бы в порядке исключения?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены