Непредвиденные итоги

Юрий Родин| опубликовано в номере №1400, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

— А если б учили в какой-то из школ?

— Даже если бы был конкурс и пришлось ездить на другой конец города, все равно пошли бы туда.

— Но тогда почему же вы не поступили в девятый «А»? Ходили бы в УПК, а не на завод.

— Какая разница? Завод ближе.

Куда менее убедительными были возражения против завода, например, у Саши Торубарова. Хочет стать музыкантом или летчиком и в то же время ни музыкой, ни спортом, близким к авиации, не занимается. К тому же еще и утверждает, что это профессии, о которых мечтал всю жизнь. Скорее всего это не более, чем «очередная» юношеская мечта.

У меня, естественно, возник вопрос: но почему юношеские мечты .как-то стороной обходят приборостроительный завод? Особенно остро была настроена против него Таня Фрейберг, девушка симпатичная, бойкая и, как все молодые, категоричная в выводах и заключениях.

— Я на этом заводе не буду работать никогда! Мне неинтересно там. После школы пойду учиться на парикмахера.

На следующий день я разговаривал с мамой Тани Фрейберг, очень серьезным и уважаемым специалистом в своей области. Поинтересовался:

— Как вы думаете, почему Таня, вроде бы сознательно пошедшая в этот класс, теперь категорически отвергает идею, ради которой этот класс и был создан?

— Между прочим, я не считаю, что создание такого класса было ошибкой, — ответила она. — На моих глазах Таня стала собранней, трудолюбивей. Ну, а то, что она сейчас не хочет идти на завод — значит, тут что-то «не сошлось». Я сама в этом толком не разобралась... Но вот мы, наше поколение, работу себе не выбирали. Кого куда судьба занесла, там и работаем. У них же появилась возможность выбирать, и это хорошо...

— Но так можно выбирать всю жизнь...

— Всю жизнь? Вряд ли будут такие возможности. Но у кого из родителей рука поднимется заставлять своих детей идти на нелюбимую работу? Мне кажется, если вы хотите найти причины нежелания школьников работать на заводе, ищите их там, в цехах...

В сопровождении Раисы Алексеевны Казариновой, отвечающей на заводе за профессиональную подготовку рабочих, хожу по цехам, где работают ученики десятого «Б». Завод, переведенный в Новосибирск в годы войны, не молод, но большая часть рабочих — молодежь.

Спрашиваю Раису Алексеевну: «Отчего настроены против завода некоторые школьники? Может, здесь неправильно используют учеников — ну, например, вместо учебы заставляют убирать цех, или наставники у них слабые?»

— Что вы, как можно? — Казаринова чуть не задохнулась от удивления. — Даже принятого в штат ученика на уборку цеха в случае необходимости просят прийти, а не «заставляют». Школьники вообще на особом положении...

Девушек-контролеров ОТК, среди которых была и Таня Фрейберг, мы увидели уже в повседневной одежде. Оказывается, сегодня по производственным причинам работы в цехе не было, и мастер, она же наставник, отпустила их домой... Как выяснилось, ни Таня, ни ее подруги еще и не работали в цехе.

Реформа школы подразумевает воспитание у школьников трудолюбия, некоторых профессиональных навыков. Говоря о раннем выявлении призвания, о раннем обучении труду, мы как-то забыли, что одними декларациями детей ничему не научишь.

Уважение к труду невозможно привить без самого умения работать, а в нашем случае школьниц никто и не пытался научить. Есть они в цехе или нет — на плане это не сказывалось. Более того: проще и удобнее, когда от них вообще можно избавиться. А ведь наставников, как рассказывали на заводе, вроде бы выбирали и готовили не для галочки в отчете...

После этого разговор с Семеном Ивановичем Мартыновым, мастером ОТК, наставником Оли Сапожниковой и Оли Кожевниковой, был как глоток свежего воздуха. Уверен, что не ошибусь: каждый хотел бы иметь такого наставника, как Семен Иванович. Он давно мог спокойно уйти на пенсию. Но бездельничать Мартынов не может. И силы еще есть, и умения не занимать.

После знакомства с ним я понял, что скорее всего обе Оли хотели пойти на завод потому, что мастер открыл им радость труда и профессии. Думаю, попади к нему Таня или Саша, и они увлеклись бы рабочей профессией. Даже мне Семен Иванович успел за десяток минут доказать, что профессия эта интересная, если, конечно, к ней относиться серьезно.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Поклон вам, берегущие детство

Детский дом — теплый дом

Загадочный мир

Слово изначальное. К 800-летию «Слова о полку Игореве»

Историческая реальность

Слово изначальное. К 800-летию «Слова о полку Игореве»