Неоконченное путешествие

Евгений Федоров| опубликовано в номере №1269, апрель 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

По всем направлениям пересекают океан самолеты стратегической ледовой разведки: ее задача – следить за движением ледяного покрова океана. Он отнюдь не однороден – гидрологи давно выявили основные массивы льда, перемещающиеся в соответствии с расположением барических областей и господствующими ветрами.

Сейчас в Арктическом и Антарктическом научно-исследовательском институте в Ленинграде уже составляются ледовые прогнозы для всей трассы Северного морского пути. Ученым надо все время следить за ледяным покровом, уточнять прогнозы – ведь они служат основанием для того, чтобы правильно расположить ледоколы на трассе, определить наиболее благоприятное время прохода различных ее участков кораблями.

Однако позже, летом, когда начнется движение кораблей, работы будет еще больше. Ледовая разведка станет тактической – для определения наиболее выгодных маршрутов караванов судов, ведомых ледоколами.

Об этом докладывает Мироненко.

Затем выступают руководители подразделений Центра. Они высказывают и некоторые критические замечания о своей работе и, как всегда, обращаются с просьбами о помощи. Не мешало бы дать вездеходы нового выпуска – нынешние «М-47» уже прошли несколько ремонтов, ненадежны. Штаты увеличить, выделить больше средств на жилые дома и т. п. В общем, идет обычное производственное совещание.

Интересно наблюдать за Хименесом. Это собрание его чрезвычайно интересует. Он внимательно слушает перевод Давида, часто переспрашивает, просит уточнить. Участники совещания чувствуют его интерес, это их подтягивает, выступления становятся серьезнее, предложения более продуманными, деловыми.

В конце совещания он выступает – вероятно, впервые на Диксоне звучит испанская речь. Он взволнованно говорит о том, как интересно ему все, с чем он здесь встретился. И природа этого острова, и то, что здесь сделано советскими людьми, и вот это собрание, обсуждение текущих дел, столь привычное для нас, но новое для него – представителя молодой социалистической страны.

Дежурный синоптик подходит к Мироненко и что-то тихо ему говорит. Тот ко мне: «Средний открыт, самолет подготовлен, можно лететь». Заканчиваем совещание, захватываем вещи в гостинице, и вездеход, спустившись на лед бухты, где расположен аэродром, быстро бежит к самолету, который ревет, прогревая двигатели на полных оборотах,

9 апреля. В полете. Остров Средний – СП-19

Остров Средний – один из группы небольших островков у западного берега Северной Земли. Недалеко от него, к юго-востоку, – остров Домашний, где сорок лет назад жила группа Ушакова, выполнившая героическую работу в этих краях. Там до сих пор стоит их домик. На островке не хватало места, чтобы построить взлетно-посадочную полосу, и когда потребовалось создать в этом районе авиабазу, выбрали остров Средний.

Теперь это оживленный аэропорт на стыке Западного и Восточного секторов Арктики. Сейчас самый благоприятный период для полетов на дальние полярные станции, снабжения и смены персонала дрейфующих станций. В нескольких небольших деревянных домиках, расположенных у одного из концов взлетно-посадочной полосы, скопилось множество людей.

Нам предстоит выждать здесь несколько часов, и мы едем на вездеходе на расположенную невдалеке полярную станцию.

Старенький вездеход «М-47» напоминает катер, он и в действительности может при нужде плавать. Металлический кузов с брезентовым верхом. Внутри по бокам скамьи. Неширокие гусеницы позволяют идти по крепкому снегу даже целиной. А сейчас он быстро бежит по протоптанной им же самим дороге, сильно качаясь на ухабах. Вспоминаю, как около 40 лет тому назад мы с И. Д. Папаниным впервые катили на танке-амфибии по таймырской тундре, часто проваливаясь в глубоком снегу и выгребая снег из-под брюха машины.

Вот и станция. Типичная полярная станция – она расположена на берегу моря. Одноэтажный дом, в котором размещены метеорологическая и гидрологическая лаборатории, столовая, кухня и жилые комнаты.

Рядом «силовая» – домик, где стоят два дизеля: один работает, другой в запасе. Большая аккумуляторная батарея – на всякий случай. В 100 метрах метеорологическая площадка. Нас радушно встречает весь коллектив станции – 11 человек: три уже немолодые супружеские пары, давно работающие в Арктике, три молодые девушки и два парня. Угощают чаем, приглашают обедать, но нам некогда. Проведя около часа на станции, возвращаемся в порт и вот уже третий час летим над Ледовитым океаном.

На Среднем к нам сел Красноперое заместитель начальника нынешней высокоширотной экспедиции. Это на его ответственности лежит проведение различных исследований в океане летными отрядами и снабжение дрейфующих станций. Сейчас он курит здоровенную сигару, которой его угостил Хименес. Александр Васильевич дремлет.

Идем на высоте около 3000 метров. Выше нас небольшая облачность верхнего яруса, внизу, привычная для меня картина океана – ледяные поля, окаймленные грядами торосов, отделены друг от друга узкими трещинами или неширокими разводьями. Местами от черной воды поднимаются испарения. Картина, знакомая мне и другим нашим полярникам, но совершенно новая для Хименеса и его спутника.

Взволнованные, с радостными, возбужденными лицами, они перебегают от одного борта к другому, смотрят, вжимаясь в иллюминаторы, спрашивают, что это виднеется там или там, фотографируют.

Штурман, видя это, приглашает Хименеса на свое место у широкого блистера. Здесь у Нуньеса отличный обзор, и он немного успокаивается. В 20 часов московского времени 9 апреля мы подходим к полюсу – дрейфующая станция СП-19 сейчас как раз в его районе.

9 апреля. 22 часа. Станция СП-19

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены