Немецкий язык

Олег Шестинский| опубликовано в номере №1293, апрель 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

В сорок втором году наш класс называли «сводный шестой класс»,

В потому что моих сверстников в районе оставалось мало и нас – всех из разных школ – объединили в одном классе. Учились мы в старинном доме на Большом проспекте. Ах, как не везло нашей школе! Начнется сильный обстрел Петроградской стороны – и непременно достанется школе: то стекла выбьет, то двери выдавит... И каждый раз после налета мы забивали окна фанерой, убирали мусор, битое стекло...

И в тот памятный день, когда мы явились на занятия, нам пришлось прежде всего разбирать кирпичный завал: рухнула от воздушной волны стена. Противное дело – таскать колотый кирпич: руки от острых краев в ссадинах, едкой, сухой пылью надышишься Одним словом, настроение у нас к третьему уроку сложилось препоганое. Завал разобрали, а третьим уроком должен был быть урок немецкого языка. Тут Семенов и сказал:

– Да на кой ляд мы силы свои на этот язык проклятый гробим! Что нам, делать больше нечего?!

Все загалдели:

– Точно! – и отправились в класс возбужденно-протестующими.

Мария Ивановна, учительница немецкого, обыкновенно опаздывала минут на пять и еще две-три минуты приходила в себя. Поэтому мы к началу урока не только успели сесть за парты, но и настроить себя на сосредоточенно-суровый лад.

Мария Ивановна влетела раскрасневшаяся, на ходу сдернула шарфик, пригладила волосы, раскрыла журнал и произнесла:

– Guten Tag!

– Здравствуйте, – мрачно ответили мы.

Она слегка вскинула брови, так как требовала, чтобы мы отвечали по-немецки.

– Сегодня мы познакомимся с Plusquamperfekt. Откройте ваши тетради. К тетрадям никто не прикоснулся.

– Что такое? – удивилась Мария Ивановна.

Семенов, самый прямолинейный из нас, ответил за всех:

– Мы решили прекратить обучение немецкого языка, на котором отдаются фашистские команды.

Мария Ивановна растерянно обвела глазами класс.

Володька Обольянинов, задававшийся оттого, что его предок был в фаворе у Павла I, сказал высокопарно:

– Я как русский патриот поддерживаю Семенова.

– А ты, Мокроусов? – взглянула Мария Ивановна на нашего комсорга.

– Есть нынче в изучении немецкого не те политические акценты, – туманно, но с намеком ответствовал Мокроусов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены