Насчет «стыдного»

  • В закладки
  • Вставить в блог

С врачом-венерологом Олегом Мирзояном беседует корреспондент «Смены» Андрей Кучеров

— Олег, в начале разговора — короткая справка: где вы работали? Каков ваш профессиональный опыт?

— После учебы в Московском медицинском стоматологическом институте я окончил ординатуру по дерматовенерологии. Работал сифилидологом — занимался излечением сифилиса и. гонореи в диспансере Черемушкинского района столицы, долгое время специализировался по неспецифическим половым инфекциям. Затем перешел в больницу МИИТа, огромного института. Кстати сказать, весьма показательный факт: в МИИТе, этом «студенческом городе», я, врач-дерматовенеролог, поначалу не мог заниматься венерологией, что называется, гласно. Когда я туда пришел и попросил повесить на двери своего кабинета табличку «ВРАЧ-ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГ», мне сказали: как можно писать на дверях такое слово?! А бедные студенты, увидев «спокойную» надпись — «ДЕРМАТОЛОГ», как правило, даже не знали, что это означает. И если с ними что-то случалось, не представляли, к кому обращаться. Проблема с табличкой разрешилась только благодаря вмешательству главного врача больницы. То есть даже в медицинской среде отношение к проблеме оставляет желать лучшего...

Сейчас я работаю в медицинском кооперативе «Медсер». Занимаюсь лечением сексуальных инфекций и пытаюсь наладить «индустрию просвещения» по половым вопросам.

— Как, по-вашему, достаточно ли информации о гигиене половой жизни получают люди для того, чтобы избежать различных неприятных последствий?

— Неоправданно мало. Могу вспомнить такой эпизод в одной из школ, где я читал лекции о гигиене половой жизни.

Захожу в класс. Сидят только мальчики. Летают портфели, крик — все, как положено. Я заранее попросил уйти всех преподавателей. По опыту знаю, что так легче установить контакт с аудиторией. Когда я объявил тему разговора, начали хихикать. И тут я допустил ошибку: отвернулся к доске и стал рисовать условную схему полового члена. Через секунду восемьдесят человек начали ржать в голос... Они абсолютно не готовы к какому-либо разговору на такие темы, катастрофически не готовы. Другое дело, что через несколько минут, когда я начал касаться проблем, с которыми старшеклассники неминуемо сталкиваются в своей жизни, установилась полная тишина, и они два часа слушали как завороженные. Потом засыпали вопросами, выйдя на достаточно серьезный уровень разговора...

Все это я к тому, что они думают об этом много и напряженно, но, к сожалению, нигде не находят ответов...

— Предположим типичную ситуацию: подросток имел случайную половую связь. Через несколько дней у него видимые признаки, скажем, гонореи. Какова наиболее распространенная схема его поведения?

Любыми способами скрыть заболевание. И это — огромная проблема. Но не случайная. Молодые люди в большинстве своем не знают, куда им обращаться. А если знают, то постараются избежать контактов с районными вендиспансерами. Наши венерологические службы имеют, как известно, не только лечебные, но и карательные функции. Все знают: как только ты приходишь в диспансер, тебе начинают «откручивать» все подряд, чтобы ты назвал тех, с кем имел половую близость. Если смотреть на проблему серьезно, такой подход вреден. Казалось бы, хорошо, что в диспансере высокая выявляемость . зараженных людей. Но — казалось бы! Ведь в огромных, густонаселенных районах всего по одному диспансеру.

Люди в районе более или менее друг с другом общаются. К примеру, я «залетел». Я кидаюсь к своему товарищу, и он мне говорит: «Только не ходи в диспансер, я там был, меня там «пытали», поставили на учет, разговаривали по-хамски». А такие факты известны; некоторые врачи разговаривают с пациентами не только по-хамски, но и как с военнопленными. В итоге люди, ничего толком не зная, уверены, что диспансер — нечто ужасное. И начинает работать другая цепочка — взаимных «услуг». Например, один «опытный» говорит другому «неопытному», что его соседка по лестничной клетке — медсестра, которая однажды его вылечила и в принципе «про это» знает. У медсестры сохранились какие-то рецепты, записаны на бумажке названия лекарств, которые надо применять. И вот уже она начинает действовать, но не излечивая болезнь, а только загоняя ее в глубь организма и тем самым умножая число потенциальных больных. Ко мне приходят пациенты, приносят бумажки, которые выдавали им «медсестры». На листочке тщательно, по буквам выведены название препарата и схема его приема. Нельзя сказать, что схемы всегда убоги. В основном они предполагают лечение по принципу «все сомнения в пользу пациента», они — от всего сразу. Но в большинстве случаев — схемы бешеные, с надуманными дозировками, заставляющие человека каждые два часа сверяться с бумажкой. И главное, все это имеет самые непредсказуемые и тяжелые последствия. С такими фактами я сталкиваюсь постоянно. К сожалению, не только в среде 15 — 16-летних подростков, но и среди 40 — 50-летних людей. Когда они начинают рассказывать о «методике» лечения, волосы дыбом встают.

Однажды я выступал в одном из московских ПТУ. И то, что там происходило, — типичный пример нашей «осведомленности» в вопросах половой гигиены. Аудитория была исключительно женская. После лекции я предложил желающим остаться и «тет-а-тет» задать мне вопросы. Ко мне подходили девушки и, абсолютно не владея терминологией, даже приблизительно не могли выразить словами то, о чем хотели спросить. Более того, они совершенно не понимали, что с ними происходит в определенные периоды развития организма. Например, одна из них сказала, что после первого полового контакта у нее начались какие-то выделения. Мне, говорит, сказали, что так всегда бывает, когда лишают девственности. Полный бред! И это — типичный показатель уровня осведомленности. При этом заметим, что в молодежных производственных коллективах половая жизнь гораздо активнее, нежели, например, в физико-математической школе. Поскольку физматшкол у нас только несколько на всю Москву, а ПТУ — огромное количество, ориентироваться надо именно на этот уровень «просвещенности».

Но вначале для общения с людьми нужно договориться о терминологии. Чтобы не показывали глазами: «Вот у меня здесь... это... болит...» Часто люди не могут вообще ничего объяснить без «площадных выражений». Дикость. Вопиющая безграмотность.

— Объясните, что вы понимаете под гигиеной половой жизни?

— Прежде всего это целая система взглядов, это, если хотите, мировоззрение. А если конкретно — это комплекс мероприятий, направленных на оздоровление организма и недопущение болезней половых органов. Речь идет не только о венерических заболеваниях. Для того чтобы правильно проводить гигиенические мероприятия, касаются ли они ежедневного туалета или связаны непосредственно с половыми актами (а тут тоже есть своя необходимая гигиена), надо знать: во-первых — функцию полового органа, во-вторых — «границы нормы». Знать, хотя бы приблизительно, что можно, что не рекомендуется делать.

Удивительно, но половые органы — часть тела, окутанная фантастическими историями и предположениями. Я считаю, что о проблемах половой жизни надо говорить спокойно и разумно. Необходима постоянная телепередача, которую должны вести медикиспециалисты. Стыдиться нужно не предмета разговора, а того, что мы так поздно начинаем говорить об этих вещах.

Например, по Москве однажды пронесся слух, что в аптеках появилась магическая жидкость, предохраняющая от венерических болезней. И люди кинулись в аптеки. И нашлось много «умных», которые заливали эту жидкость в рот, чуть ли не в уши и чуть ли не купались в ней... Хочу сказать, что неправильная профилактика приводит к огромному количеству отравлений.

Нужна грамотная информация. Нужно рассказать хотя бы о том, как следует правильно подмываться. Не надо стесняться того, что в конечном итоге приведет к оздоровлению населения. Начинать надо с азов. Конечно, хорошо, что есть лекции в школах по линии общества «Знание», но мне самому было бы интересно узнать, какой процент подростков эти лекции слушал. Уверен, процент этот будет мизерным.

Один мой приятель рассказал, что его шестилетняя дочка разбудила его однажды ранним утром и спросила о чем-то из области «секса». И он ей начал подробно объяснять. Когда я спросил его, почему же он не отмахнулся, он сказал: «Если бы я не ответил ей немедленно, она задала бы этот вопрос кому-нибудь другому». Он врач и понимает всю важность этих проблем.

У меня бывает очень много людей, и я отлично знаю, что темы полового воспитания, за редчайшим исключением, запретны для обсуждения в семейном кругу. Женщины при слове «менструация» в большинстве своем краснеют. Значит, эта информация должна поначалу подаваться как-то интимно, один на один. Потому самый грамотный способ общения, на мой взгляд, через журналы, газеты, телевидение. Нужно привлечь кооперативы, занимающиеся видеопродукцией, чтобы они выпустили ролик, рассчитанный на 5 — 6-летних детей. И если родители не имеют времени, опыта, знаний, нужно показывать детям эту кассету в виде мультфильма, рассказов, каких-то сюжетов. Информацию необходимо «сортировать», учитывая ступени развития ребенка.

Я еще не касался проблем огромного количества сексуальных неврозов. А ведь это патология, гораздо более трудно излечимая, нежели урологические воспаления. Консультации типа «Семья и брак» дают крайне мало. Заброшены психоанализ, забыт весь Фрейд. Хотя в отношении Фрейда сейчас происходят отдельные сдвиги, но слишком медленно, неразумно медленно. Важно, чтобы в сознании человека откладывалось спокойное восприятие проблемы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Шутки» акселератов

Закон о повышения возрастного порога уголовной ответственности: гуманизм или безрассудство?

Детство вызывает «неотложку»

С руководителем республиканской научно-исследовательской лаборатории медицинской демографии Минздрава РСФСР Михаилом Бедным беседует корреспондент «Смены» Ирина Лангуева