Детство вызывает «неотложку»

Ирина Лангуева| опубликовано в номере №1482, февраль 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

С руководителем республиканской научно-исследовательской лаборатории медицинской демографии Минздрава РСФСР Михаилом Бедным беседует корреспондент «Смены» Ирина Лангуева

26 детей из тысячи родившихся в СССР умирает в возрасте до одного года — это значительно больше, чем во многих странах мира. Дети умирали и десять, и двадцать лет назад, и раньше, но ни одна из наших газет не бралась опубликовать эти данные. В чем же причины детской смертности? Из чего состоит «нездоровье» нации — экономическое, духовное, физическое? Об этом в беседе с нашим корреспондентом Ириной Лангуевой размышляет профессор, доктор медицинских наук, руководитель республиканской научно-исследовательской лаборатории медицинской демографии Минздрава РСФСР Михаил Бедный.

 

— Михаил Семенович, долгое время нам внушалось, что истоки здоровья — в нравственности. Не кури, не пей, не распыляй силы на кутежи — проживешь до ста пятидесяти лет...

— Ну не до ста пятидесяти, конечно. А до восьмидесяти прожить, думаю, можно вполне. К сожалению, этого возраста достигают пока единицы. Кроме того, надо помнить, что детство сегодняшних старожилов начиналось до революции, когда сам образ жизни был совершенно иным. А ведь многие болезни берут начало именно в пору юности, когда человек о них и не подозревает, легкомысленно разбазаривает здоровье, недосыпая и недоедая. Многие из тех, кому сегодня 15 — 19, возможно, и не подозревают, что практически здоровых из них — меньше половины, а хронически больных — почти треть.

Безусловно, долгожители доживают до ста лет не потому, что едят сыр и всю жизнь трудятся не покладая рук (как объясняют секрет долголетия некоторые журналисты). Жизнь этих людей наверняка и материально была благополучней, чем у других. Потому что здоровье — понятие еще и экономическое. Обратите внимание: в развитых странах и в странах развивающихся дети болеют разными болезнями и по разным причинам умирают.

— Я как-то подсчитала, что из пяти лет жизни моей дочери почти год мне пришлось просидеть на бюллетене. Не кажется ли вам, что в последние десятилетия дети стали болеть чаще? Да и болезни приняли коварную форму: аллергии, разные нервные заболевания, от которых порой трудно избавиться.

— Да, многие дети страдают сегодня хроническими заболеваниями. И показатели эти чуть выше, чем в 60-е годы. Но есть и другие изменения в статистике: сегодня на тысячу родившихся в СССР приходится двадцать шесть детей, умерших в возрасте до года, — по сравнению с тридцатью пятью, умиравшими в шестидесятые годы. В Японии, экономика которой в эти годы развивалась куда более стремительно, показатель детской смертности сократился ровно в десять раз — до шести на тысячу родившихся. В Швеции — 16,9, США — 13,1, Венгрии — 20,8, Болгарии — 18,91

—А можем ли мы сегодня назвать реальные сроки решения проблемы детской смертности?

— Пока не могу ответить на ваш вопрос. Застойные явления в медицине имеют те же корни, что и в экономике. Думаю, мы решим эту проблему, когда нам удастся изменить образ жизни — как родителей, так и детей, с учетом того, что в аптеках станут продавать все необходимые медикаменты, больницы будут полностью укомплектованы хорошими врачами, а стадионы отдадут всем желающим заниматься спортом.

— Вы не очень-то оптимистично настроены. Неужели уже сейчас ничего нельзя сделать для сокращения детской смертности? Может быть, силами самих родителей, заинтересованных в этом, как никто другой. Я знаю несколько случаев, когда у моих знакомых умирали дети.

— В основном это были мальчики?.. Все верно. Они умирают чаще. Мальчики, как это ни странно звучит, имеют меньше шансов выжить. Так решила природа.

— Но ведь известно, что мальчиков появляется на свет больше, чем девочек. Соотношение 105:100.

Это, так сказать, уже «готовый результат» — живые новорожденные. Между тем, по результатам исследований, на сто зачатий, несущих информацию о будущей девочке, приходится 120 — 180 «зачатий-мальчиков». Значит, порядка семидесяти зародышей мужского пола гибнет уже в чреве матери. В первые месяцы беременности мальчиков умирает в два-три раза больше, чем девочек. Среди мертворожденных и ослабленных детей, которые живут от нескольких дней до нескольких недель, также преобладает мужская половина.

— Природе надо, чтобы часть детей умирала? В это трудно поверить.

— Ученые пока не до конца разгадали эту загадку. Девочек рождается меньше, но зато их выживаемость выше. Можно ли обмануть природу? Сократить число детских смертей во время родов? В некоторых случаях — да. Например, не затягивать с родами. Представьте ситуацию: женщина поздно вышла замуж; естественно, что ей хочется сохранить жизнь своему первому и, возможно, последнему ребенку. А ученым известно, что сорокалетние матери рожают нередко детей, больных наследственными недугами. Отягощенные синдромом Дауна дети чаще встречаются у немолодых родителей. Если у матерей в возрасте до двадцати лет появляется один такой ребенок на двадцать три тысячи родившихся, то у женщин старше сорока — один на... сорок пять!

— Но ведь женщина не всегда может выйти замуж и родить ребенка в наиболее благоприятном возрасте — до тридцати пяти лет. Так, может быть, ради здоровья детей призвать молодых женщин рожать вне брака — не дожидаясь критического возраста?

— Думаю, мы оказали бы плохую услугу и детям, и матерям. Уже сегодня каждый десятый ребенок рожден вне брака. Причем в наименее благоприятный для родов возраст. В 15 — 19 лет на это идет каждая пятая девушка, в возрасте от двадцати до двадцати четырех лет — каждая десятая. Но ведь это как раз один из тех факторов, которые и снижают показатели здоровья, жизнеспособности наших детей!

Среди внебрачных детей в 2,8 раза больше недоношенных, чем среди детей из нормальных семей, в 2,1 раза чаще смертность! Еще в прошлом веке ученые с удивлением отметили, что среди «незаконнорожденных» преобладают девочки. Сегодня-то мы знаем, почему это происходит. Зародыши-мальчики как более слабые, просто не доживают до рождения. Ведь вынашивание внебрачного ребенка связано со многими нравственными и бытовыми «но», встающими перед матерью. Женщине, родившей вне брака, часто неоткуда получить материальную помощь. Социологи исследовали группу матерей-одиночек. У 28 процентов среднемесячный доход на члена семьи был менее 50 рублей. У 37 процентов — от 50 до 75.

Но если внебрачный ребенок выжил, здоровье его, как правило, хуже, чем у ребенка из полной семьи. Связано это с рядом причин. Во-первых, со здоровьем матери. Женщины, не состоящие в браке, как правило, позже начинают во время беременности наблюдаться в женской консультации, а 4,2 процента вообще не обращаются к врачам до самых родов. Другая причина — частые роды и аборты у таких женщин. Кроме того, среднестатистический внебрачный ребенок гораздо раньше попадает в ясли, детский сад, что также отрицательно сказывается на его здоровье. Хотя матери-одиночки имеют льготы на получение жилья, они проживают в худших условиях, чем полные семьи. В отдельных квартирах, по выборочным данным социологов, живут более половины полных семей и лишь 29 процентов семей, в которых есть дети, рожденные вне брака.

Но это лишь одна сторона «медали»... В СССР, опять-таки по выборочным данным, около десяти процентов молодых супружеских пар страдают бесплодием. Почему? Сегодня более половины вступающих в брак имеют ранние половые связи. Вроде бы что в этом страшного? Наукой доказано: половая жизнь, начатая в подростковом возрасте, когда организм еще полностью не сформировался, впоследствии нередко приводит к снижению половой функции. Уменьшаются и шансы иметь здоровое потомство. Раньше начинается и общее старение организма.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

«Шутки» акселератов

Закон о повышения возрастного порога уголовной ответственности: гуманизм или безрассудство?

Кого выберем?

Верховный Совет ждет комсомольских делегатов

«Надо помнить о России…»

Евгений Беренс: присягнувший на верность революции