На белополяков

А Гарри| опубликовано в номере №292, апрель 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

В № 2 «Смены» был помещен отрывок из новой повести А. Гарри о герое гражданской войны Григории Ивановиче Котовском. В нем описывались легендарные подвиги бригады Котовского в 1919 году: бои против Юденича, Деникина и Махно. Печатаемый ниже отрывок из той же повести рисует разгром Красной армией белополяков и петлюровцев - разгром, в котором бригада Котовского сыграла исключительную роль.

Котовский ехал впереди на рыжем своем Орлике, взятом в плен у Тирасполя. Конница вошла в дубовую рощу. Нежно шелестели молодые листья. Грачи кричали играя. Котовский оглянулся назад. За ним шли два кавалерийских полка. Первые шеренги вооружены были пиками; на пиках развевались пестрые значки.

Каждый полк имел хор трубачей; трубачи посажены были на белых коней. Позади всадников двигались пулеметы. Горячие четверки дымились паром, на тугих конских бедрах скрипели новые постромки из сыромятной кожи. За пулеметами двигались пушки. И номерные и упряжки орудий щеголяли прекрасными конями. В конце тянулся бесконечный обоз: фаэтоны, уведенные из помещичьих имений, тачанки, подводы, оружейные мастерские, артиллерийский парк...

Это была жизнь! Тугое седло из свиной кожи скрипнуло под тяжелым телом Котовского.

Обернувшись назад, он сел боком в седле. Он оглядывал свое богатство. Он был командиром бригады. Он привык уже к боям и ощущал силу, которой наделила его революция.

Он думал о своем прошлом. Да, позади остались тяжелые годы. Одинокий бунтарь, с горсточкой приверженцев, веривших в него, как в бога, сражался он с царскими охранниками. Из глубокого подполья простирал он карающую руку на дворцы помещиков и богачей. Его травили, как волка, выслеживали на каждом перекрестке.

Сейчас все переменилось: революция сделала его полководцем. У него было восемьсот храбрецов, посаженных на коней. Восемьсот храбрецов, каждый из которых стоил пятерых!

Какие люди! Он знал их наперечет.

Здесь были бездомные бессарабцы, родиной которых стал весь земной шар.

Здесь были украинские партизаны, которые мальчиками взялись за оружие, чтобы снова не стать рабами.

Здесь были испытанные кавалеристы, не слезавшие с коня всю империалистическую войну. Одна была у всех общая страсть - ненависть к врагу...

В Петрограде ему дали трех коммунистов: Жестоканова, Чистякова и Селюкова. Жестоканов был у него комиссаром - превосходный кавалерист и кристальной честности большевик. Двое других, думал Котовский, станут прекрасными командирами - лишь бы их не убили...

Характером Котовский изменился мало. По-прежнему он терялся, видя простое человеческое горе. Какова бы ни была спешка, он способен был слезть с коня и поднять упавшего ребенка. Но нрав его стал жестче: в Тирасполе он собственноручно застрелил коменданта штаба, устроившего пьяный дебош. Он хорошо помнил все то, что говорил ему первый его комиссар Христофоров. А Христофоров говорил так:

- Гриша, пойми: война, которую мы ведем, - это малая война, не такие еще войны предстоят нам в будущем. В малой же войне - еще больше чем в большой - победу решает отношение населения к каждой из воюющих армий. Народ воюет, Гриша, пойми это... Мы сами - народ... Если все ребята это поймут, никогда не будет у нас никаких столкновений с населением.

Честь бригады Котовский соблюдал свято. Он способен был простить любой проступок, но с мародерами и хулиганами в собственной бригаде расправлялся беспощадно. И широкой волной по Украине гремела слава о непобедимой бригаде Котовского: ни один красноармеец этой бригады не возьмет у крестьянина без разрешения хотя бы клочок сена.

В конце апреля двадцатого года полякам удалось прорвать фронт красных в районе Винницы. Произошло это благодаря измене галицийских дивизий, сражавшихся некоторое время на стороне красных и предавшихся полякам. Восстание галичан началось так.

Винница расположена была в ближайшем тылу. Здесь стоял тыловой штаб дивизии. Неожиданно, средь бела дня, в центре города стали разрываться артиллерийские снаряды. Сначала думали, что это бомбы с аэропланов, но аэропланов нигде не было видно. Оказалось, что галицийские части, расположенные вокруг города, открыли стрельбу.

Как и всегда, на самый опасный участок фронта была брошена бригада Котовского. Второй полк под командой Макаренко после многочасового боя опрокинул галицийскую бригаду и, изрубив около тысячи человек, обратил в бегство остатки дивизии. Котовский с первым полком захватил десять пулеметов, около двухсот пленных и богатый обоз.

Но поляки сумели воспользоваться временным замешательством, происшедшим на фронте благодаря измене галичан: в образовавшийся прорыв ринулись голубые колонны галлеровских легионов. Фронт красных стал скатываться на восток. Потрепанные в страшных боях, изнуренные голодом и раздетые, полки отходили в полном беспорядке. Бригада Котовского прикрывала отступление. В ежедневных боях Котовский оберегал дивизию от неожиданных налетов польской конницы, истреблял патрули улан, мешал польской разведке.

В первых числах мая по бригаде с тыла ударил неизвестный противник. Допуская возможность, что поляки обошли его, Котовский выслал на разведку в район станции Вапнярка эскадрон второго полка под командой Криворучко.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены