Большая Москва

М Гольдберг| опубликовано в номере №292, апрель 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы не заметили, когда поезд вынырнул из тоннеля на поверхность земли... Внезапно засверкали за окнами яркие огни, и мы увидели вблизи башни вокзала. Их контуры были окантованы красными лампочками.

Поезд бежал по мосту над рекой. На парапетах моста освещенные матовыми шарами фонарей стояли огромные, искусно отлитые из чугуна вазы.

- Чудесно! - говорили в вагоне. Пассажиры толпились у окон.

Огни отодвинулись. Поезд, дойдя до противоположного берега, снова ушел под землю.

Через несколько минут мы вышли на перрон. Длинная подземная зала была полна народом. Хрустальные люстры мягко струили свет на радостно оживленных людей, на стройные, отделанные драгоценным ониксом колонны с фарфоровыми капителями.

Ослепленные этим блеском, мы поднимались по лестнице в вестибюль, разглядывая мозаику мраморных стен.

На всем был виден отпечаток народного богатства. Позолоченные перила были украшены символами пролетарского государства. В тонкой отделке капителей переплетались фарфоровые злаки и плоды. Хрусталь был отшлифован по рисункам замечательных художников. Всюду мрамор и гранит: черный Лабрадор, ярко-красная шроша, нежно-голубой уфалей, - даже буфеты сделаны из мрамора...

Иной искушенный читатель давно догадался, что читает описание фантастической поездки по Москве будущего. Знаем, мол, старый прием очеркистов - выдавать будущее за настоящее! Дорогой читатель, на этот раз вы ошиблись. Здесь описано настоящее. Обыкновенная поездка в обыкновенном поезде московского метрополитена со станции «Смоленская» (постройка первой очереди) до станции «Киевская» (постройка второй очереди). Но это настоящее таково, что действительно выглядит, как будущее!

Только полгода назад, в праздник Октября, прогуливаясь по иллюминованным улицам столицы, мы любовались через витрины проектами, воплощенными сегодня в мрамор и гранит. Только в сентябре 1936 года на левом берегу Москвы-реки вынули первый кубометр земли и приступили к стройке метромоста.

Прошлое, настоящее и будущее стоят почти рядом.

Недавно нам довелось увидеть всю Москву в этих трех временных измерениях.

Москва была сделана из шелка, слюды и фанеры. Отдельные части города с его площадями, домами, мостами стояли в тишине, нарушаемой лишь скрипом ботинок по паркетному полу.

Когда монтер Всесоюзной строительной выставки включил рубильник, в зале раздалось мерное гудение, и мы увидели, как части города поползли друг к другу. Кварталы подъезжали к кварталам, смыкались улицы, соединялись отрезки реки, линии дорог и каналов. Наконец, гудение прекратилось. Поднявшись на возвышение, мы увидели гигантский макет столицы.

На старый план города были нанесены красные линии нового строительства. Широкие лучи проектируемых магистралей врезались в деревянную мелкоту переулков и тупичков. Каналы спрямляли прихотливо изогнувшуюся реку. Просторные площади: квадратные, трапециеобразные, круглые - раздвигали сбившиеся в кучи дома. Из лесных массивов, окружавших каменные кварталы, вытягивались зеленые клинья, остриями сходившиеся к центру.

Всматриваясь, можно было разглядеть кубики новых домов, овалы стадионов, стрелки фонтанов, легкие дужки мостов (вон и метромост!).

И в узле новых магистралей белой пирамидкой подымался Дворец советов, и Ленин на его вершине протягивал руку к Кремлю.

Монтер нажал кнопку. Извилистая желтая молния пробежала по макету и застыла.

- Москва занимает площадь в 28,5 тысячи га, - разъяснили нам. - Эта линия - современная граница города.

Еще одна электрическая нитка пробежала по пустынным краям макета. Теперь карта светилась двумя границами, между которыми лег огромный массив прирезаемой к Москве земли.

- Реконструированная Москва займет 60 тысяч га.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

История маленькой Джоэн

Из книги «Зачем оставлять им жизнь»