Мертвые и живые

Зенон Позняк| опубликовано в номере №1479, январь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Страницы истории: массовые расстрелы в Куропатах

Издавна это место называлось Брод или Куропаты. До войны тут шумел мрачный сосново-еловый лес, весной расцветали белые подснежники. Из окрестных деревень сюда редко кто заглядывал. Но вот стали слышны по ночам выстрелы и гул машин: в лесу заметили вскопанную землю, засыпанные ямы. Нашлись любопытные, откопали и увидели, что наполнены эти ямы телами убитых людей. Вскоре участок леса в 10 – 15 гектаров оградили глухим дощатым забором, сколоченным внахлест – доска на доску, и протянули поверху колючую проволоку. За забором охрана, собаки.

Я с Евгением Шмыгалевым, моим коллегой, опросил десятки свидетелей. «Каждый день стреляли. – рассказывает жительница Цны Катерина Николаевна Богайчук, – Бывало, к вечеру мужчины выйдут из хат, соберутся во дворе и слушают, как стреляют. Побеседуют негромко, посокрушаются и разойдутся».

Сразу по нескольку машин заезжали в загородку, возили беспрерывно, – продолжает Дарья Игнатовна Толстик. – А дорога в лесу была выкатана, как асфальт...»

«Вся деревня жила в страхе. Бывало, сядешь вечерять, а они стреляют – хлеб в горло не лезет. Пять лет ночью спать не могли из-за стрельбы», – говорит старожил Цны Роман Николаевич Бацян. То же подтверждает Николай Петрович Нехайчик: «Ребята постарше, которые посмелее, даже перелазили через забор. делали дырки в ограде и многое видели». Спрашиваю: жив ли кто из них?

– Есть. Карпович Микола.

Николай Васильевич Карпович – рассудительный, еще довольно крепкий человек. В 1939 году пошел в армию. Судьба побросала его по свету, по фронтам. В 1937 – 1938 годах он не раз видел, как убивали людей в лесной «душебойке»: «Расстреливали группами. Ставили в ряд, затыкали каждому рот пробкой и завязывали тряпкой (чтобы не выплюнул кляп)».

– А кто-нибудь спасся?

– Куда там, этакий забор. Правда, однажды вечером, уже в сумерки, шел я через лес из Зеленого Луга в Цну с одним нашим. Не по себе было. Как раз стрелять перестали. Вдруг видим: сидит человек под деревом в окровавленном белье, едва живой. Мы подошли – что делать? В это время загудела машина. Мы отскочили, идем. Навстречу два энкавэдиста: «Кто такие? – «Цнянские». – «Никого не видели?» Забоялся дядька, спутник мой: «Не-ет... не знаю, сидел там какой-то». Потом мы оглянулись, а они того за ноги тащут. Бросили в кузов и поехали. И как он тогда оттуда вылез, я и теперь не могу понять...

И все же в 1938 году один человек убежал из-под расстрела. «Через забор – и не нашли». – сказала Мария Григорьевна Патершук, тоже из Цны. Один человек... Возможно, он еще где-нибудь живет. Может, прочтет эти строки и отзовется?..

Надея Опанасовна Микулич, учительница из Цны, не в силах забыть, как в 30-е годы в ее родной деревне Малышевичи, под Слуцком, забирали крестьян: ...Схватили шестидесятилетнюю Марылю Шмак. Она была совершенно глухая и неграмотная, жила в ужасной бедности, в погребе, даже хаты своей не имела. Ей сыпали в горло песок, добивались каких-то признаний. Потом, наиздевавшись, ударили по голове – она тут же и умерла...»

Вера Федоровна Толстик из Дроздова, когда ей было семь лет, вместе со старшей детворой бегала смотреть на расстрелы. Детская память сохранила: засыпанные свежим желтым песком ямы и кровь на траве...

– ...И песок над ямами еще шевелился, будто дышал.

– Забрали кого-нибудь из Дроздова?

– Старшие рассказывали, что забирали. Ездила машина. Ночью заходили и говорили: собирайся. Куда, не объясняли. Вот человек и собирался, клал в мешочек хлебушка, сала...

Матрена Николаевна Мантасова из Зеленого Луга рассказывает: в 37-мвзяли двух мужчин из Подболотья (деревня соседняя с Зеленым Лугом).

– Кто они были?

– Да простые люди, рабочие.

– За что взяли?

– Никто не знает. Тогда не объясняли и не спрашивали. Ночью по деревням машина крытая такая ходила «черный ворон» звалась, людей в нее сажали... И по сегодняшний день никто не знает, где они. Может там и лежат. (Показывает в сторону бывшей «душебоики».) Схватили еще мужа Тани Матусевич и учителя Костика, что рядом жил.

– Приезжали по ночам. – говорит уроженка Цны Галина Степановна Жуковская. – Все прислушивались, не заурчит ли машина, были наготове.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Статус Кво

Легенды рока в Москве

Несогласная гласность

Быть ли свободе слова в региональной прессе