Майор Вихрь

Юлиан Семенов| опубликовано в номере №949, декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Пройду. Я брею генералов, они меня любят, держат за своего.

— Посмотри за ним денек сам. Он твой, понимаешь? Теперь дальше. Седой работает по связи с тюрьмой.

— Нужны деньги?

— Да. Возможно, понадобятся.

— Достанем.

— Стоп. Я поэтому и хотел поговорить с глазу на глаз. Ты держишь нити интенданта, Курта и боевой группы плюс часть связей Седого. Если загремишь ты, мы провалим всю операцию. На экспроприацию, если она вообще будет нужна, должен пойти Богданов.

— Один?

— Зачем один?.. Ты подключишь к нему трех из боевой группы. Причем брать надо либо банк, либо немецкий магазин. Если мы пойдем на экспроприацию какого-нибудь склада или аптеки, можем засветиться на реализации. Что нового от интенданта?

— Он передал мне данные о складах... Его в Прагу переводят...

— Жаль. Когда?

— Точно не знаю.

— Ничего. Он нам еще здесь пригодится.

— Звать Степана?

— Да.

Коля вышел в сени. Степан сидел под дверью, напряженно прислушиваясь к тревожной ночной тишине. Изредка завоет какая-то собака, станет от этого жутко и тоскливо, а потом снова тишина, особая тишина оккупации, когда каждая минута несет с собой ожидание выстрела, вопля, гибели.

Закономерность случайностей

У Седого в Варшаве до войны жил брат — известный в городе психиатр. У брата была дочь, ее звали Мария. Когда отец погиб в тридцать девятом, она перебралась в Краков. Сначала она жила в доме у Седого, а когда он ушел на нелегальное положение, Мария сняла себе комнату. От покойного отца осталась коллекция золотых монет и несколько подлинных средневековых гравюр, на это можно было жить. Сначала Мария работала в университете, но после того как университет гитлеровцы закрыли — по их планам, в Польше должны быть только начальные школы, — она стала работать переводчицей на железнодорожном узле. Здесь она познакомилась с Игнацием Домбровским, инженером. Сестра Игнация Домбровского Ирена была невозможно мила, и по улице ей ходить было трудно: все оглядывались, особенно немцы. Вот так, на улице, когда она возвращалась с работы (она выучилась на медицинскую сестру), с ней познакомился Вацлав Шмидт — по матери словак, по отцу немец, по должности переводчик начальника тюрьмы.

Он ходил за Иреной два года; краснел, вздыхал, сох. Он любил ее. Тетушка Шмидта жила в Лозанне, там у нее был обувной магазин. Чтобы достать Ирене документы на выезд вместе с ним к тетушке — и ну вас, немцев, к черту, с вашей тюрьмой, — ему нужно было тридцать тысяч марок.

— Здесь нет, — сказала ему Ирена, — среди этого вашего скотства может быть все, но не может быть любви. Здесь мы никогда не будем вместе. Увези меня в Швейцарию, где не стреляют и где озера в горах, я стану твой женой.

— Я тебя увезу, а ты меня там бросишь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Ленин идет к Октябрю

3. «Помощник присяжного поверенного» (1891-1893)

Записки крестоносца

Из фронтового дневника лейтенанта гитлеровской армии Г. Линке

Тасин бунт

Рассказ