Когда рвутся нити

М Златогоров| опубликовано в номере №636, ноябрь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

1

- Куда это годится?! Брак! - возмутилась пожилая браковщица, войдя в маленькую лабораторию прядильного цеха. - Посмотри, Валя, сама... Хоть в угары выбрасывай!

Та, которую назвала она Валей, торопливо взяла из её рук шпулю с темно-синей пряжей.

Достаточно было бегло взглянуть на початок, чтобы определить: да, брак. Нити не были намотаны с той необходимой плотностью, которая придаёт початку правильную сигарообразную форму; они дрябло болтались на шпуле.

- Такой и в челнок не полезет! - сказала девушка. Тень тревоги легла на её лицо с искристыми глазами и беспокойно - подвижными бровями.

Валя Оринич была недавно назначена техником по качеству, и теперь она отвечала за добротность пряжи, поступающей из прядильного цеха в ткацкие залы текстильного комбината.

Плохо начинался трудовой день.

... Из - за двери лаборатории доносился гул прядильных машин. Только уху постороннего человека гул этот мог показаться монотонным. Валентина всегда различала в нём десятки разнообразных звуков, угадывала и беспокойные посторонние шумы и радостную жужжащую мелодию тысяч работяг - веретён.

Сейчас рокот цеха показался ей глухим...

На веретёна наматывалась пряжа для костюмной материи - трико «Минское». Тканью этой всегда гордился Минский тонкосуконный комбинат. Изящный рисунок сплетающихся нитей, сочная, живая расцветка - всё это было создано здесь, в Минске, в стенах комбината, построенного лишь несколько лет назад.

Прядильщики должны обеспечить бесперебойную работу ткачей. Но что можно соткать из такой вот пряжи, образец которой держала сейчас Валентина? Мало что намотка никуда не годится - сама нить тоже плоха: она в утолщениях, в петельках, в припрядках пуха.

Чтобы проверить, Валентина отмотала от початка немного пряжи и осторожно повесила моток на крючок контрольного прибора. Стрелка прибора дрогнула, заколебалась, показала одиннадцать и четыре десятых.

- А надо двенадцать, - быстро сказала Валентина. - Где брала початок?

- Да у Колосовского, - хмуро протянула браковщица. - И неглупый хлопец, кажется, и дело знает, а смотри, что вытворяет.

- Спасибо, тётя Маша, что предупредила. Сейчас пойду в комплект!

Валентина с возмущением подумала о Евгении Колосовском: «Комсомолец, учится уже в десятом классе вечерней школы, отлично разбирается в оборудовании, в технологии... Как же допускает он брак?»

Лёгкой, торопливой походкой шла она через весь цех - шумный, просторный, щедро освещенный льющимся через окна солнцем.

Вот и комплект Колосовского. Валентина остановилась в проходе, разыскивая глазами бригадира. Колосовского нигде не было видно.

Работа шла, как обычно. Всё как будто было а порядке, никто из работниц не замечал ничего ненормального в ходе машин. А между тем... Но куда же запропастился бригадир?

Вдруг Валентина увидела его. Из распахнувшейся двери «курилки» вышли двое: худощавый тонконосый Колосовский и юркий темноглазый парень в лихо надетой набок выцветшей пилотке - бригадир соседнего комплекта Григорий Остапенко; Григорий был членом комсомольского бюро фабрики.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены