Когда качает полночь усталый материк

Виктор Левашов| опубликовано в номере №932, март 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Последний круг. Из-за перелеска появляется сначала красная майка, затем — голубая. Толпа замирает.

Последние сто метров. Четырнадцатый, сопя, как паровоз, пересекает речушку, взбирается на косогор. За ним, все больше отставая, тридцать пятый.

И вот, когда победа Сазонова казалась уже бесспорной, над трассой взлетает высоко девичий крик:

— И-игорь! Игорюха! — Какая-то девчонка в синем тренировочном костюме и белых кедах выскакивает из толпы и пристукивает от волнения стиснутыми кулаками. — И-го-орь!..

Тридцать пятый поднимает голову и тотчас идет вперед так, как будто только что дали старт. Толпа ахает и замирает: десять метров разрыва... пять... ровно...

Пять метров разрыва, десять (красная впереди), пятнадцать... Финиш!

Взмах флажка. Еще один взмах флажка. Я протискиваюсь сквозь толпу и вижу Смирнова. Он один. Медленно прохаживается, восстанавливая дыхание, потом поднимает голову и с вызовом, с каким-то гордым презрением смотрит на хлынувших к нему и как бы остановленных чем-то людей. И на какое-то мгновение тяжелое недоумение, досада заслоняют для меня все впечатления этого яркого, праздничного дня: неужели же никто не подойдет к нему, не поздравит, неужели же пересилит обида на то, что проиграл свой, а выиграл чужак?..

Я не успеваю даже додумать. Кто-то басит с восхищением:

— Ну, гигант! Показал класс! — И тотчас спины снова загораживают от меня Смирнова, и я вижу красную майку, взлетающую над толпой.

Качали Смирнова, потом — Сазонова. Потом оба постояли, обнявшись, как бы не в силах без помощи друг друга держаться на ногах, медленно пошли к машине, где была их одежда.

И тут я снова увидел девушку. Минуя Смирнова, она подбежала к его сопернику, обняла, что-то быстро заговорила, смеясь. Смирнов растерянно посмотрел ей вслед, потом, заметив мой взгляд, усмехнулся и покачал головой.

— А я думал, она мне кричит, — негромко сказал он и снова усмехнулся.

— Первое место в кроссе занял Игорь Смирнов, команда рудника, — разнесся над косогором усиленный мегафоном голос судьи. — Второе место — Игорь Сазонов, обогатительная фабрика, третье место...

— Оказывается, тезки, — проговорил Смирнов, кивая мне так, как если бы я был огорчен и меня, а не его нужно было приободрить дружеским кивком и похлопыванием по плечу.

Потом ему вручили приз и снова качали. А поставив наземь, отступили: не потому, что он был чужак, просто пока еще не было у него друзей, просто пока еще не о чем было говорить с ним людям этого города...

— Зачем ты приехал на Север? — спросил я у Игоря позже, провожая его к автобусной остановке.

— На Север? Как зачем? Жить...

...На исходе ночь. Тихий, чистый, светлый край лежит под бессонными лучами спокойного солнца.

Мне сегодня уезжать. Совсем скоро подхватит синий экспресс, из солнечной ночи ввезет в полусвет Карелии: потемнеет за окнами, полоснут по стеклам косые струи случайного дождя, и впервые за много дней глянет с востока вечерняя звезда.

И когда-то еще побываешь здесь!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены