Изгнание из детства

Павел Емелин| опубликовано в номере №1443, июль 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Девять подростков-сирот оказались брошенными на произвол судьбы своими воспитателями. Как могло случиться такое?..

Письмо на шести листах, вырванных из ученической тетрадки в клеточку, написано наспех, с ошибками. Шестнадцатилетний паренек пишет, что директор и завуч ростовского детдома № 10, где он воспитывался, не дают ему учиться в восьмом классе, вместе с другими семиклассниками отправляют в ПТУ. Был он и в гороно, и облоно — безрезультатно. «Ради 8-го класса я ночевал на крышах, чердаках...»

Поначалу просто не верилось, что все это правда. Ведь в ПТУ принимают после восьмилетки? И как можно запретить человеку учиться? А потом эти «крыши», «чердаки»... Вымысел? Розыгрыш? Но под письмом 16 подписей, хотя писал-то один — Саша Петрунько. В Ростовском обкоме ВЛКСМ первое, что я услышал, — сказано это было бодрым, не допускающим и тени сомнения голосом: «Детские дома у нас вниманием не обделены. Недавно на расширенном бюро рассматривались нужды детских домов и школ-интернатов». Однако никто из обкомовцев не мог ответить, что же произошло в детдоме № 10.

— Все было хорошо, — говорила Ирина Семенченко, секретарь Первомайского райкома ВЛКСМ (детдом находится в этом районе), — но в сентябре туда пришел новый воспитатель — тут и началось! Пошли письма, жалобы... Мне кажется, кто-то хочет добиться своей цели руками ребят.

— Какой цели?

— В том-то и загадка. — Ирина многозначительно умолкла.

— А может быть, он не нашел контакта с коллегами? — предположила Наталья Елисеева, заместитель заведующего отделом учащейся молодежи обкома комсомола.

Компетенция на уровне слухов. А ведь эти комсомольские работники курируют, опекают детские дома. Каково же ребятишкам-детдомовцам при таком «внимании»? Зато как вольно и глубокомысленно судят «комсомольские богини» о новом воспитателе — человеке, которого знают лишь понаслышке. Неужто и другие вопросы воспитания детей-сирот они решают с подобной легкостью?

Детский дом № 10 — серое, невзрачное здание, бывшая школа. А внутри свежие краски, блеск паркета, дорогие ковры. Все это плоды трудов директора детдома Борисенко. Второй год он в этой должности, но сдвиги заметны. «Значительно укрепил материальную базу», — сказали мне о нем. Да и сам Сергей Александрович не скрывает, что забота о чистоте, уюте у него на первом месте.

— Для меня ковровая дорожка — категория нравственная, — сказал он.

Можно только порадоваться крепнущему достатку в детском доме. Но сейчас, осматривая его, думал о другом: а уютно, тепло ли тут ребятам? Ведь не от хорошей жизни написали подростки в редакцию. — И ради этого вы ехали сюда? — удивляются мои собеседники, — Стоит ли ворошить старое? Да, было нарушение, когда семиклассников отправили в ПТУ, но и директор, и завуч (она сейчас работает в школе-интернате № 28) за это наказаны.

Хочется воспитателям поскорее забыть все, что происходило в детском доме прошлым летом, выдать это за досадное недоразумение, за маленькое пятнышко на большом чистом ковре. Впрочем, до летних ли впечатлений им? Куда больше занимает другое событие, как гром грянувшее в середине декабря: тот же Саша Петрунько и еще четверо ребят обратились с письменными заявлениями в Ростовский горком КПСС. Этот скандал уже не замять: ЧП в масштабе города, как выразился директор Борисенко.

— Начал этот конфликт я. — Саша Петрунько то и дело поправляет очки, волнуется, Светловолосый, голубоглазый, с мягкой, застенчивой улыбкой.

...Последний месяц летних каникул. Намотавшись за день, Саша украдкой пробирался на крышу девятиэтажного дома, влезал в спальный мешок и долго лежал, не засыпая, глядя на звезды.

О чем думает шестнадцатилетний паренек, оставшись один на один с мирозданием? Саша думал о своей сиротской доле. Во всем свете у него единственный родной человек — сестра, да и та неизвестно где. Три года он жил в этом ростовском детдоме, еще раньше — в таганрогском. А теперь, когда впереди замаячила долгожданная взрослая жизнь, понял, как глупо, бездарно растрачивал время: уже шестнадцать, а за плечами только семь классов. Вместо восьмого его направляют в ПТУ. Отдалялась заветная мечта: поступить в юридический институт, чтобы потом работать в угрозыске, бороться за справедливость. Кто поможет, у кого спросить совета?..

Директор детдома, услышав Сашину просьбу оставить его в восьмом классе, покачал головой.

— Пора самому деньги зарабатывать. Да и поведение у тебя... — Борисенко испытующе посмотрел на подростка, — двоякое.

Саша, чуть не плача, просил поверить ему, дал слово, что никогда больше не, будет хулиганить, более того, сам возьмется за наведение порядка.

— Ладно, пиши заявление, — согласился директор.

Когда же Саша снова пришел к Борисенко, тот пошел на попятную: дескать, не уверен, что возьмут в школу.

— Но вы же обещали!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Сказка о тройке

Фантастическая повесть

А музыка звучит…

Клуб «Музыка с тобой»

История нелюбви

или Прозаические будни театра поэзии