Играем в «спринт»

Николай Оганесов| опубликовано в номере №1380, ноябрь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Телефон зазвонил внезапно и, как мне показалось, очень громко. Последовала короткая, в доли секунды, пауза. Потом снова раздался бьющий по нервам зуммер.

Случайность? Неправильно набранный номер? Или кто-то подает мне сигнал, предупреждающий об опасности? А может, меня пугали? Пугали, давая понять, что знают, где я нахожусь.

Звонок следовал за звонком. Один требовательней другого.

На пятом сигнале телефон смолк.

Я осторожно поднял трубку, прижал ее к щеке.

– Бухгалтерия? – спросил женский голос

– Нет. Вы куда звоните? – Второй голос, тоже женский, раздался у самого уха, он принадлежал кому-то из работников «Лотоса», с чьим аппаратом был запараллелен телефон бухгалтерии.

– Мне нужна Люба.

– У нас такой нет.

– Это бухгалтерия ресторана «Восход»?

– Вы не туда попали. Перезвоните. Дождавшись коротких гудков, я повесил трубку Люба из ресторана «Восход».

Ошибка? Или все же предупреждение, имевшее целью нагнать на меня страху? Она спросила бухгалтерию. Не исключено, что сейчас где-то поблизости, у телефонной будки, стоит некто и выспрашивает подробности у звонившей сюда девушки. Он остановил ее на улице, дал телефон и попросил набрать номер, надеясь, что я сдуру схвачу трубку... Ладно, это будет нетрудно проверить, лишь бы только выбраться отсюда.

Я присел в кресло. На столе у письменного прибора лежала стопка аккуратно нарезанной бумаги для заметок. Я взял ручку и нарисовал на четвертинке листа срез первого этажа. Потом прилегающие к «Лотосу» улицы, забор и кладовую. Пунктиром обозначил свои передвижения, а сплошной линией передвижения кассира и недостающую часть его маршрута.

В этот раз схема получилась куда обстоятельней. Можно было сматывать удочки – проторчи я здесь хоть до утра, ничего сверх того, что узнал, все равно не узнаешь. Но что-то меня удерживало. Очевидно, тот самый опасный отрезок пути, который начинался за дверью. Хотелось испытать на собственной шкуре, как это происходит в действительности.

Сжигать схему я не стал – не те условия, – сунул ее в карман и подошел к двери. С прикнопленного к двери календаря улыбался Буба Кикабидзе.

Я повернул ручку замка против часовой стрелки до упора, поставил ее на предохранитель.

Можно было открывать.

* * *

В вестибюле я провел в общей сложности минут пятнадцать.

Убедившись, что мой выход из бухгалтерии остался незамеченным, я обошел зал по кругу

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Чужой сын

Открытое письмо отцу Игоря Прохорова