Игра в любовь

Л Гумилевский| опубликовано в номере №109, сентябрь 1928
  • В закладки
  • Вставить в блог

Продолжение

Содержание предыдущего. Председатель треста Тележников встречается в доме отдыха с девушкой, которая называет себя упаковщицей склада того те треста - Катей Ненюковой. Тележников удивлен образованностью девушки. Тележников наводит справки и убеждается, что Ненюкова - коренная пролетарка. Он хочет выдвинуть девушку на более ответственную работу. Тележников не скрывает своей любви к девушке, но та категорически отказывается как - либо выгодно для себя использовать встречу с ним. Узнав о приезде в дом отдыха других работников склада, девушка спешно уезжает из дома отдыха. Приехав в Москву, девушка спешит к некоему Гарри. Она требует от Гарри сходить к настоящей Ненюковой и предупредить ее, чтобы та в случае посещения ее посторонним человеком назвала себя «лучшей подругой Ненюковой». Сцена встречи Гарри и Ненюковой обнаруживает подчинение Ненюковой каждому слову Гарри. Тележников по приезде хочет видеть мнимую Ненюкову, но встречает в общежитии настоящую Ненюкову, которая, следуя указаниям Гарри, выдает себя за «подругу Кати» и берет у него записку для неизвестной девушки. Гарри своим идеалом имеет Гарри Пиля и обучается «светскому этикету».

ОЧЕРЕДНЫМ абзацем, на котором застигает наш рассказ замечательную книгу, гласил:

«При поклоне на улице мужчина приподнимает шляпу над головой, протягивая плавным движением руку по направлению той особы, к которой обращается с поклоном...»

Выучив все это наизусть, Гарри раскланялся со своим идеалом, ласково улыбавшимся со стены, не менее шестидесяти раз, до того, как нашел, что движения его плавны и грациозны, в полном соответствии с этикетом светской жизни.

Гарри намеревался уже перейти к столь же тщательному изучению искусства раскланиваться в театрах и на балу, как дверь отворилась, и прежде чем Гарри мог на практике применить свое умение протягивать плавным движением руку по направлению вошедшего, как тот уже был в комнате, жал Гарри пуку, без всякого этикета, и рокотал глухим баском:

- Здорово, Гаврюха. Сейчас же, как вернулся, помчал к тебе - нашел под дверью твою записку. Ну, рассказывай, что случилось? Ответ есть?

Гарри повесил свою шляпу, с которой до того упражнялся в искусстве поклона, отложил замечательную книгу, таившую в себе сокровищницу светской мудрости, и только тогда уже обратился к гостю.

- Во - первых, - строго сказал он, - я просил тебя звать меня, как все, то - есть Гаррем, а, во - вторых, никакого ответа нет, а имеется одно мое доброе желание тебе помочь. Понял, Виктор Павлович? - с ядовитой вежливостью добавил он.

- Ну, ладно, Гарри, так Гарри, шут с тобой, - согласился тот, - я ведь тебя все по - старому еще крою. Помнишь, как на пруду головастиков ловили, потом полные карманы напихали, а домой пришли - они дохлые... Нас тогда, как дразнили, помнишь: Саврасов, где Саломасов? А мне кричат: Саломасов, где Саврасов?

Гарри стал еще строже и с брезгливой усмешкой спросил:

- Нет ли в твоей жизни переживаний поинтереснее?

Саломасов был человек добродушный.

- Как же, дружище, есть. Ты знаешь, откуда я приехал?

- Не имею удовольствия, - отвечал Гарри.

- Из Сунска.

Саломасов остановился, ожидая, какое впечатление произведет это сообщение на приятеля, а так как тот продолжал молчать, прибавил:

- Как это тебе нравится?

- Мне вовсе не нравиться, потому что я неделю тебя жду, а ты где - то шляешься...

- Чудак! - захохотал тот, - да ведь я и командировку - то взял из - за нашего дела. Я пять пудов глины привез.

- Зачем же это? - без всякого восторга спросил Гарри.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

В дебрях приморья

От советской гавани до Хабаровска. Продолжение