Гонг победы

Борис Лагутин| опубликовано в номере №1266, февраль 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Но этот случай я считаю исключением хотя бы потому, что боксеры в основном – люди миролюбивые и доброжелательные.

– Расскажите, пожалуйста, какие еще соревнования на Олимпиадах вы запомнили, кроме своих, на ринге? – спросил меня парень в кожаной куртке.

– Больше всех и лучше всех о ходе Олимпийских игр в наше время осведомлен телезритель: он успевает на все финалы. А жизнь участника разбита по минутам. Поэтому наблюдал я не так много, как хотелось бы... В олимпийском Токио был великолепный бассейн, построенный специально к Играм. Я старался бывать там: во-первых, потому, что хотелось поболеть за наших пловцов, а во-вторых, я всегда у воды отдыхаю душой. Так я стал свидетелем сенсации. Объявили финальный заплыв у женщин на 200 метров брассом.

– Галина Прозуменщикова, Советский Союз! – сказал бесстрастным голосом судья-информатор.

Трибуны вежливо захлопали, хотя никто ее не знал – просто японцы хоро-

шо воспитанные люди. Ну, а что мы сами знали про Галину? То, что она из Севастополя, школьница, ей еще нет шестнадцати лет. И все.

В тот день эта русая девочка установила новый олимпийский рекорд в плавании на 200 метров брассом – 2.46,4. И с тех пор брасс называют «русским стилем».

Советские туристы овациями встретили этот рекорд. Прозуменщикова, сама того не зная, настроила нас на вечерние бои лучше всякого психолога.

– Борис Николаевич! Борис Николаевич! – боксер в веснушках давно уже поднял руку. – А вам приходилось встречаться с профессионалами?

– На ринге – лишь однажды. С французом Джаски.

Дело было так. Французы предложили провести поединок с профессиональным боксером. Мы дали согласие, но боксировали мы с Джаски по любительским правилам – таково было наше условие.

Мы с Джаски кружились по рингу. Давно я так не танцевал... Здесь главное – дышать ритмично и быть предельно внимательным! Ага! Вот и он открылся – атакует. Разве можно так неосторожно лезть вперед? Сколько раз я отрабатывал это движение на тренировках! И вот оно пришло само – противник пошатнулся и упал от встречного удара. Рефери на ринге начал счет...

В третьем раунде опять нокдаун, но Джаски привык к профессиональным, стайерским дистанциям боя: он еще свежий. Еще способен хитрить. Он отступает в угол ринга и оттуда прыгает, как из засады. Я едва успеваю уйти от страшного удара. И в это время слышу гонг... Рефери поднимает мою руку. Джаски огорчен: он военнослужащий французской армии, и, как мне сказали, за победу над русским олимпийцем его обещали повысить в звании.

– А как вы провели свой последний бой? – спросил высокий парень с синяком под левым глазом.

– Хуже, чем первый, хотя и не проиграл.

– Почему? – улыбнулся он, думая, что это шутка.

– Потому, что к нему не готовился. В составе делегации советской молодежи я приехал в Чили – на традиционный фестиваль дружбы (это было шесть лет назад). Нас поселили в отеле «Конкистадор», недалеко от президентского дворца. Мы ездили по стране, встречались с молодыми рабочими и студентами. В один из дней делегацию принимали Луис Корвалан и Гладис Марин. Руководители чилийских коммунистов и комсомольцев беседовали с нами о социальных преобразованиях, проходивших в то время в Чили. В ответ на мой вопрос Луис Корвалан рассказал о том, как чилийская молодежь начинает решать новые для себя проблемы физического воспитания, как строятся площадки для игр и тренировок...

Все эти прекрасные замыслы вызывали у нас и радость и тревогу, потому что обстановка в стране была уже очень напряженной. Это происходило незадолго до пиночетовского путча. По ночам слышалась стрельба, на стенах появлялись намалеванные мелом свастики. А однажды из неизвестного автомобиля обстреляли машину, в которой ехали члены нашей делегации. Раздался какой-то треск, шофер резко затормозил, и я решил, что просто камень попал в лобовое стекло. Только выйдя из машины, мы обратили внимание на аккуратное отверстие в стекле.

Накануне отъезда в Москву, когда все мы уже думали о доме, руководитель нашей делегации, первый секретарь Московского городского комитета комсомола Сергей Купреев сказал мне: «Тебя просят выступить в воинской части. Это здесь, в городе».

Казарма располагалась в старинном замке. У ворот стояли часовые с автоматами, как сотни лет назад их предки с алебардами. В спортивном зале сидели на скамейках зрители: солдаты и офицеры. Я начал им рассказывать о нашей стране. Но полковник – командир части – вдруг остановил меня и показал рукой на ринг. Переводчик объяснил, что олимпийский чемпион должен провести показательный бой с победителем армейских соревнований. Я подумал: ну, что ж. Значит, надо. Какое им дело, что я давно повесил перчатки, и только сын порою снимает их с гвоздя и становится в смешную стойку...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены