«Если тебе снится театр…»

Иосиф Туманов| опубликовано в номере №1196, март 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

…АРТИСТ – ЭТО ТОТ, ДЛЯ КОГО ТЕАТР – ЕГО СЕРДЦЕ. ЕГО ТЕКУЩИЙ ДЕНЬ – ДЕЛО ТЕАТРА. СЛУЖЕНИЕ РОДИНЕ – ЕГО СЦЕНА.

ЛЮБОВЬ И ПОСТОЯННЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ ОГОНЬ – ЕГО РОЛИ... В ВОПРОСЕ ВОСПИТАНИЯ АРТИСТА ЦЕЛЬ – ВЫРАБОТАТЬ НЕ ТОЛЬКО ЧЕЛОВЕКА. УМЕЮЩЕГО ГИБКО И ЛЕГКО ЗАЖИГАТЬСЯ ПРЕДЛАГАЕМЫМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ.

АРТИСТ ДОЛЖЕН БЫТЬ УСТОЙЧИВ В СВОИХ ЭТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ... ТРУДОСПОСОБЕН И ЧЕТКО ПОМНИТЬ: КОГДА ЗАНАВЕС УПАЛ. РОЛЬ АРТИСТА НЕ КОНЧЕНА. ОН ДОЛЖЕН НЕСТИ В ЖИЗНЬ БЛАГОРОДСТВО И КРАСОТУ.

К. С. СТАНИСЛАВСКИЙ

Через два года Государственный институт театрального искусства, в котором я работаю вот уже четверть века, будет отмечать свое столетие. Этот творческий вуз дал многонациональному советскому театру немало замечательных творческих работников, получивших широкую известность. Достаточно сказать, что сегодня в семидесяти пяти городах страны театры возглавляют воспитанники нашего института.

ГИТИС возглавляли такие большие актеры, как Л. М. Леонидов и М. М. Тарханов. Кафедрами актерского и режиссерского мастерства, курсами руководили А. Д. Попов, И. М. Раевский, А. М. Лобанов, В. А. Орлов, В. В. Белокуров, О. И. Пыжова. Среди сегодняшних педагогов ГИТИСа – знаменитые актеры и режиссеры разных поколений, и в том числе люди, непосредственно работавшие с Константином Сергеевичем Станиславским...

У каждого своя дорога в искусство. И далеко не все открывают свое призвание в детстве или даже после окончания средней школы. Но в один прекрасный день человеку начинает сниться театр, и он осознает, что не может жить без сцены. Поэтому среди поступающих в ГИТИС есть и рабочие, и инженеры, и юристы, и биологи, и журналисты, и историки...

К нам приходят и люди, имеющие практический стаж работы в театре, – режиссеры и актеры, которые хотят повысить свой профессиональный уровень. И, разумеется, поступить в ГИТИС мечтают влюбленные в театр десятиклассники... Они, на мой взгляд, делятся на две группы. В одной – молодые люди, влюбленные в театр вообще. При более близком знакомстве с ними выясняется, что в театрах они бывают редко, с историей искусства незнакомы, в самодеятельности никогда не участвовали... А вот в другой группе – те, кто любит театр осознанно. Это участники. самодеятельности, люди увлеченные, со своими пристрастиями, у них есть и свои любимые актеры и свой любимый театр... Это, говоря словами Чехова, люди деятельной любви. И многие из них выдерживают испытания и становятся нашими студентами.

Поступить в ГИТИС трудно: на каждое место претендуют 8 – 9 человек. Требования приемной комиссии очень высоки. Но я хотел бы сказать всем, кто

собирается поступать в наш институт: мы мечтаем о встрече с одаренными людьми. И больше всего в день испытания боимся проглядеть их, не понять, не оценить по достоинству.

С каждым из поступающих мы проводим собеседования. Со многими – по два, а то и по три раза. Во время таких бесед стараешься понять характер человека, круг его интересов, узнать, где он учился, как его воспитывали. Задаешь самые разнообразные вопросы, чтобы понять не только его творческую, но и человеческую суть...

Но вот приемные экзамены позади, и мы встречаемся со студентами-первокурсниками на первом занятии. Слово за нами, педагогами: «Учитель, воспитай ученика...» Воспитать же ученика не удастся, если не жить с ним одной жизнью, одними заботами, болями, надеждами. Только в том случае, если учитель, педагог с горячей заинтересованностью, с любовью относится к своему воспитаннику, если каждый промах ученика рождает в учителе страстное желание помочь, только тогда он может постичь суть молодого человека, его скрытые ото всех – но не от него, педагога, – возможности.

Встреча с такими людьми, истинными педагогами, способна резко изменить всю мою судьбу. Об одной такой встрече я хочу рассказать.

В 1923 году в Тбилиси приехал на гастроли Бакинский рабочий театр. Там были великолепные актеры: Танеев, Горин, Лаврецкий... Возглавлял театр Давид Григорьевич Гутман, удивительной одаренности режиссер. Мне тогда было 16 лет, и я пошел в этот театр статистом, чтобы познакомиться с замечательными актерами и просто подышать запахом кулис... И вот однажды меня останавливает Давид Григорьевич и спрашивает: «Голос у тебя есть?» Я говорю: «Есть». «Ну, крикни что-нибудь». Я крикнул. «Хорошо. Вот тебе роль, выучишь к утру. Будешь начинать спектакль «Тайна Нельской башни». Я задумал этот спектакль как фанфаронаду. Ты будешь стоять на башне, и начинать спектакль монологом».

Утром я пришел на репетицию, встал на эту высокую башню и по команде режиссера начал... Читаю монолог громким голосом, изо всех сил стараюсь быть выразительным, по тогдашним моим понятиям, и вдруг останавливаюсь. Забыл какое-то слово. Но тут же его вспомнил и продолжаю дальше. И здесь я почувствовал, что говорю не один. Я посмотрел вокруг себя, глянул вниз, а там, под башней, бегает Гутман и кричит, что я мальчишка, что я не ценю своего счастья и не понимаю, что наконец-то наступило счастливое время, когда театр начинает жить без суфлера, а я ролей не учу!

Кончилась эта тирада гневным: «Вон из театра, и чтоб я тебя здесь больше не видел!»

Я расплакался и решил уйти. Но старые актеры – Горский и Танеев – меня задержали: «Не уходи. Не делай глупости. Это он любя. Для того, чтобы ио тебя получился человек».

Я остался. И вечером участвовал в сгюктакле. А е антракте ко мне подошел Давид Григорьевич, поцело вал меня и сказал, что я имею право стать артистом Что у меня хороший голос, настоящий темперамент, что я искренен и непосредствен. «Ты должен ехать в Москву. Там МХАТ, там Станиславский, там ты должен терпеливо учиться трудному актерскому искусству...»

Я, наверное, лет пятьдесят занимаюсь педагогической деятельностью. Но до сих пор помню уроки моих учителей и самого первого – артиста бывшего Александрийского театра Михаила Георгиевича Диевско-го, и педагогов студии, которой руководил Юрий Александрович Завадский, и, конечно же, Константина Сергеевича Станиславского. Все они отличались исключительной душевной страстностью, отдавали нам все свое сердце...

Студенты творческого вуза – это, как правило, люди с повышенной возбудимостью, даже мнительностью. И педагоги должны это учитывать. Ну, скажем, есть студенты, которым «что-то, кажется». Одному – что он недостаточно одарен, другому – что его

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Рывок

Рассказ