А если не виновен?

Михаил Печерский| опубликовано в номере №1470, август 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Известно также: если следствием исчерпаны все возможности привлечения дополнительных доказательств, суд обязан принять окончательное решение и вынести оправдательный приговор, не допуская возвращения дела на еще одно дополнительное расследование. Дело Шаймухаметова с момента передачи в суд четырежды уходило на доследование! Однако Октябрьская прокуратура оказалась не в состоянии собрать доказательства вины упрямого капитана. Тем не менее Верховный суд Башкирии еще и в пятый раз(!) направил дело на дополнительное расследование.

Беззащитность

Вот какую бумагу в 1985 году направил Ревякин в МВД Башкирской АССР и в Октябрьский горком партии: «...установлено, что зам. начальника отделения уголовного розыска Шаймухаметов вступил в недопустимую по его семейному положению аморальную связь с некоей Н. Г., в связи с чем последняя вступила в конфликт со своими родителями. Такое поведение не соответствует занимаемой Шаймухаметовым должности. Прошу принять надлежащие меры».

А когда двадцатипятилетнюю Н. Г. по требованию матери направили на экспертизу в гинекологическое отделение городской больницы, то она оказалась... девственницей. Что помешало ей подать заявление в суд о привлечении Ревякина к уголовной ответственности за клевету? Стыдливость? Едва ли. Скорее «добрый» совет, который дали ей знакомые: «С прокуратурой лучше не связываться. Себе дороже...»

Поведение Ревякина и Пыжова не оставляло в том никаких сомнений. После того, как они арестовали Инзера Шаймухаметова, по их инициативе был проведен ряд акций, дикостью своей напоминающих о временах инквизиции.

В школе, где учится дочь Шаймухаметова, девочку отказались принимать в пионеры. Учительница объяснила детям (а ее «просветили» звонком из прокуратуры), что «Регинин папа сидит в тюрьме, а туда сажают только воров и бандитов».

Пытаясь вызволить мужа из заключения, Альфия Шаймухаметова писала во многие высокие инстанции, ездила в Уфу и Москву к руководителям правоохранительных и партийных органов, в редакции газет и журналов. В отместку за это Пыжов чуть ли не ежедневно являлся в школу, где она ведет физику и математику, прямо с уроков уводя ее в директорский кабинет или в горком партии для бесчисленных «проработок». Неоднократно угрожал тюрьмой. Дошло до того, что с его благословения Альфию уволили с работы по надуманному поводу: летом в счет накопившихся отгулов ездила в Москву хлопотать за мужа и прихватила один лишний день. Хорошо, хоть местный народный суд оказался на высоте и не пошел на поводу у прокурора — ее восстановили в должности. Но чего стоила ей вся эта нервотрепка!

Старший брат Инзера Геннадий занимается бурением скважин и по праву считается специалистом высокого класса. Ему оформляли выездные документы для работы за границей. Семья уже укладывала чемоданы, когда пришло известие: за рубеж Геннадий не поедет. Виза его была «зарублена». Пыжов и здесь приложил руку.

Проходящий по делу Шаймухаметова Самат Вильданов категорически отказывался давать ложные показания против Инзера. Тогда Ревякин вызвал в прокуратуру находившуюся в декретном отпуске беременную жену Вильданова и в присутствии мужа говорил с ней в таком развязном тоне, что она потеряла сознание.

У нас есть законы, на страже которых неусыпно стоят правоохранительные органы. Но нет надежно действующего механизма социальной защиты от произвола и беззакония. Потому-то и подвергаются гонению не угодившие кому-то правдолюбцы. Очевидно, так дальше продолжаться не может. Перемены необходимы!

Нельзя не согласиться с тем, что следственный аппарат должен быть отделен от прокурорского надзора. Правомерно ли оценивать деятельность прокуратуры в зависимости от уровня раскрываемости преступлений, как это происходит сейчас? Обязанность прокуратуры — надзор за соблюдением законов. А пока трудно понять, как прокурор, дающий санкцию на арест и обыск, утверждающий обвинительное заключение, как может он объективно и непредвзято надзирать за следствием?

Пока готовился этот материал к печати, Прокуратура РСФСР по просьбе «Смены» проверила степень объективности следствия по делу Инзера Шаймухаметова и обнаружила вопиющие отклонения от законодательства. Приказом прокурора Башкирской АССР старший следователь Ревякин и прокурор города Октябрьского Пыжов уволены из правоохранительных органов. Наказан в дисциплинарном порядке также ряд ответственных работников республиканской прокуратуры, не обеспечивших надлежащий контроль и надзор по этому уголовному делу.

Но возможно ли решить проблему одними лишь карающими мерами? Очевидно, назрела необходимость в изменении некоторых законов. Прежде всего, вероятно, нужно повысить роль защиты. Не правильнее ли будет, если адвоката допустят к подозреваемому не с того момента, когда прокурор подпишет обвинительное заключение, а сразу после задержания? Именно так поставлено дело в большинстве стран мира.

Очень многое зависит и от позиции народных судов. Не секрет, что подчас они завороженно смотрят в рот прокуратуре, бездумно штампуют выводы предварительного следствия и, не желая создавать себе сложностей, всячески уклоняются от вынесения оправдательных приговоров. Недавно на одном из совещаний я услышал такую статистику: «На сто судей у нас примерно один оправдательный приговор в год. А на каждого судью? Одно оправдание... в сто лет! Восемьдесят процентов наших судей ни разу в жизни не выносили оправдательных приговоров и даже не знают, как они пишутся».

Не потому ли и дело Шаймухаметова вот уже скоро три года «плавает» по различным правоохранительным инстанциям и все никак не может попасть в архив?

Бывший начальник Октябрьского ГОВД полковник в отставке Рахимьян Насыров, председатель городского совета ветеранов, проработавший бок о бок с Шаймухаметовым не один год, сказал мне:

— Инзер — человек сложный, но чистый. Уверен, что все обвинения с него будут сняты. Разбрасываться такими кадрами — преступление.

А Шаймухаметов, когда мы с ним прощались после очередного судебного процесса, вздохнул:

— Знаешь, я начал уже терять всякую веру в справедливость. Тебе, кстати, тоже не очень-то верю. Приехал — уехал... А мне как жить дальше?..

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены