Экзамен на стойкость

И Кашкадамов| опубликовано в номере №685, декабрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

В маленькой комнате красного уголка собралась вся бригада. Сквозь полуоткрытую дверь доносится ровный, звенящий гул машин.

- Теперь, кажется, все в сборе, можете знакомиться, - с улыбкой проговорил коренастый, невысокого роста парень. - Вот только с кого начинать?

- С бригадира, конечно... - предложил кто - то.

- Выходит, с меня? Ну, ладно, Федоров Михаил... А это Альберт Дилль. Он хоть и в отпуске находится, но, как видите, о нас не забывает, нет - нет, да и наведается.

- По привычке тянет, - смущается Дилль, - ведь завод - то для нас вроде второго дома...

Мы познакомились.

- Особых биографий пока что не имеем, - пошутил Федоров, - в трех словах вся жизнь укладывается: школа, техникум, завод... Я, правда, в армии служил. Ну, что еще вам сказать? Дилль с Гарбузовой нынче в заочный институт поступили...

Беседа наша поначалу не клеилась: и Федоров и его товарищи неохотно говорили о себе, больше отделывались шутками, мол, героизма проявить не удалось...

- Это ты зря, Федоров, - вмешалась в разговор заместитель начальника цеха Нина Максимовна Левитская. - Расскажи о бригаде. История хоть и короткая, но любопытная.

Постепенно беседа оживлялась. Машинисты извлекли из карманов уже успевшие пожелтеть газетные вырезки, снимки... День за днем восстанавливали они в памяти историю создания своей бригады. Не надо было задавать наводящих вопросов. Перебивая друг друга, то Дилль, то Игнатенко, то Федоров рассказывали о том, что им особенно дорого, - о работе. Ни тени рисовки не было в их словах. Завод действительно для них родной дом.

... Мы вошли в цех. У печи над многочисленными приборами надпись: «Печь № 3 обслуживает комсомольско - молодежная бригада». Над нею вымпел - гордость молодежного коллектива.

Более подробно о работе машинистов я узнал из рассказов самых различных людей: заводских рабочих, инженеров, знатных мастеров обжига. С уважением и неизменным участием говорили они о молодых специалистах - четырех техниках с новороссийского цементного завода «Октябрь».

Все началось неожиданно. Из - за горного хребта на город ринулся необычной силы норд - ост. В бешеном вихре крутил он цементную пыль, гнул до земли деревья, срывал крыши с домов. Потом пошел снег. Это был даже не снег, а какая - то мокрая масса, через которую ничего нельзя разглядеть.

Ударил мороз. Застыл уголь в бункерах, опустели карьеры. По ночам пурга поднималась с новой силой, а утром маленькие домики рабочих у подножья горы оказывались до крыш занесенными снегом.

Две недели продолжалась борьба людей со стихией. В те дни все чаще приходилось останавливать печи, все больше рос долг цементииков перед страной.

Когда пурга улеглась и ураган затих, в кабинете директора завода «Октябрь» собрались на совет мастера и начальники цехов. Какой найти выход? Как повысить выработку, чтобы отквитать образовавшийся долг?

На подъездных путях ждали цемента железнодорожные вагоны. У пирса замерли теплоходы. Это значит, где - то на Волге простаивали каменщики, бетонщики.

Судьба далеких строек волновала новороссийцев. Конечно, они могли оправдаться: стихийное бедствие. Вряд ли кто обвинил бы заводских мастеров в том, что произошло. Но разве легче будет строителям? Об этом говорили на рабочих собраниях, в партийном комитете. Об этом зашла речь и на общезаводском комсомольском собрании. Секретарь комитета комсомола Маруся Говорливых коротко изложила положение дел.

- Да... Такой должок и за полгода не погасишь, - сумрачно заметил кто - то.

- Ну, тоже мне, хватил! - вдруг вскипел Альберт Дилль. - За полгода... В Куйбышеве гидростанцию строят, а мы, что же, пустые вагоны туда посылать будем?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Смело, товарищи, в ногу

Главы из второй книги повести