Долгий путь в Видигейру

Георгий Гулиа| опубликовано в номере №1265, февраль 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Раджа – правитель Кочина (Кохина, Кончи) – принял его предельно учтиво. Да, конечно, здесь, в Кочине, хорошо помнят дома Васко да Гама, адмирала Индии, вице-короля, истинного моряка и... и... прекрасной души человека, разумеется. А жестокость, которая порой прорывалась в нем, наверное, была вынужденной... Четырнадцать лет прошло со дня кончины адмирала, а вот выйди на улицу – каждому второму знакомо его имя, его благородство, памятна и до сих пор на всем Малабарском берегу его справедливость...

В конце цветистого монолога раджа чуточку запнулся. Это было замечено, как он величал, домом Франсишко да Гама, старшим сыном покойного адмирала, вторым графом в городе Видигейра провинции Алентежу в далекой Португалии. Он унаследовал от отца длинный, слегка крючковатый нос и живые, любопытствующие глаза, однако без той затаенной подозрительности, которая чувствовалась во взгляде адмирала. Да Гама заметил:

– Ваша светлость, мой отец обладал многими превосходными качествами. Я в этом мог убедиться, плывя сюда вместе с ним. Времена были тяжелые, да и кто осмеливался плыть в неведомое? Бартоломеу Диаш, каким бы ни был примечательным моряком, все-таки дело сделал только наполовину. От юга Африки до Индии, как ни говори, лежит целая пропасть. Да и каликутский саморин – правитель – был совсем не подарок. Он изрядно попортил нервы отцу. И при всем этом можно ли было обойтись совсем без жестокости?

Да Гама имел в виду то же, что и раджа: морские дикие расправы, поведение адмирала в отношении каликутцев и еще кое-что в этом роде...

Раджа, казалось, молча кивнет в ответ на вопрос Франсишко: мол, не мог обойтись адмирал без жестокости. Однако Франсишко услышал нечто иное. Очень короткое, очень внушительное:

– Можно было.

Да Гама поражен. Он вглядывается в смуглое, спокойное и добродушное лицо молодого раджи, который хорошо изъясняется по-португальски.

– Как? Совсем без жестокости?

– Да, – говорит раджа.

– Разве кочинцы могут пожаловаться на адмирала?

– Кочинцы? Возможно, нет. А вот другие?.. – И раджа говорит как очень старый индус: – Есть высшее благо для людей, есть чудо из чудес, сотворенное не там, на небе, а здесь, на земле, и зовется оно очень просто: доброта.

Да Гама задумывается. Упирается взглядом в какого-то деревянного идола, стоящего за спиною раджи. И не может понять: добрый этот жирненький на вид идол или злой?

Раджа с величайшим малабарским тактом переводит разговор на главную тему и тем самым как бы вызволяет Франсишко из стесненного положения.

– Дом Франсишко прибыл сюда, вероятно, по очень важному делу...

– Да, – говорит да Гама.

«Сколько же ему лет? – размышляет раджа. – Наверное, под сорок. Не больше. Говорят, у него пятеро братьев и одна сестра...»

– Я хочу поклониться могиле отца.

– Похвально.

– Она, наверное, недалеко отсюда.

– На самом берегу. Если мертвые могли бы слышать, то адмирала баюкала бы песня моря.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены