ДНК-аза против вирусов

Борис Володин| опубликовано в номере №926, декабрь 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Открытие вирусов объяснило природу многих заболеваний, но не дало в руки врачей оружие против этого коварнейшего врага человека. В очерке, который мы предлагаем вашему вниманию, рассказывается о поисках такого оружия, о создании препарата, побеждающего многие виды вирусов. Сейчас трудно сказать, как далеко простираются горизонты, открытые этим «побочным результатом» генетических исследований, какие еще болезни, возбудителем которых является вирус, будут побеждены.

Не было еще Академгородка. Лишь укладывали краеугольные камни в фундамент Института гидродинамики - «хозяйства Лаврентьева». Лишь колышки осей, вбитые в землю геодезистами, отмечали место, где причиталось вырасти Дому цитологии и генетики. Не было еще сложного и нежного оборудования. Его еще заказывали на заводах и в организациях-импортерах.

Но науку уже делали. Уже заложили опытные участки. Уже выводили на них чудесную сахарную свеклу, выращивали помидоры-мутанты, «фертильную» кукурузу, облученный ячмень и облепиху.

«Ту-104» за пять часов переносил в Москву или из Москвы. Летали часто: конференции, хлопоты насчет оборудования, одалживание (без отдачи) у коллег разных наиважнейших мелочей. И стюардессы постепенно привыкли к странному багажу постоянных своих пассажиров.

Заведующий лабораторией Института цитологии и генетики Рудольф Иосифович Салганик обычно вез в Новосибирск из Москвы портфель, битком набитый журналами и книгами, - для всех; одну-две трехлитровые банки из-под томатного сока с живыми мышами - для онкологов. Салганик вез с собою также упрятанную в картон стопку плоских флаконов с горлышками, залитыми воском, а в них - культуры живых тканей. Он вез еще пробирки с южанками-дрозофилами - во внутреннем кармане пиджака ближе к телу, чтоб не замерзли, а в наружных карманах - чтоб не согревались, это же не теплолюбивые мушки! - в фанерных коробочках запаянные ампулы с вирусом: с вирусом оспенной вакцины, с вирусом герпеса, с вирусом полиомиелита.

Вирусы Салганик вез для себя - для своей лаборатории.

Она называлась «лабораторией нуклеиновых кислот», а не «лабораторией вирусологии», и, следовательно, делом ее сотрудников была биохимическая генетика, поскольку нуклеиновые кислоты (точнее, дезоксирибонуклеиновые) не что иное, как вещество генов.

Но среди облюбованных биологами объектов, наиболее удобных для изучения всеобщих закономерностей природы, издавна состоят и некоторые вирусы.

Эти престранные создания - самые маленькие из живых существ - как и все живое, сложены из нуклеиновой кислоты и белка.

Они действительно странны, эти вирусы: они не могут размножаться во внешней среде, в неживой природе. Они оживают лишь в живых клетках - в клетках бактерий, в клетках растений или животных. Там они создают сотни и тысячи вирусных телец, подобных себе. Создают из материала клетки, в которую они, вирусы, вторглись. Создают, разрушая клетки.

Итог - болезнь. Черная оспа и грипп. Детский паралич и бешенство.

Десятки болезней человека, животных, растений вызывают эти странные существа, о которых Уэнделл Стэнли, тот, что тридцать лет назад первым выделил кристаллический вирус, сказал: «Вне клетки вирусы мертвы, как камень, а в клетке живы, как все живое».

Позже он сказал еще так: «Вирус становится тайным агентом, способным выведать у клетки те сведения, которые она обычно скрывает от назойливого любопытства человека».

Стэнли обронил этот афоризм не случайно. Начиная с 1956 года завербованные исследователем на «шпионскую работу» вирусы принялись передавать из клеточных недр «шифровки», в которых раскрылись многие тайны дезоксирибонуклеиновой кислоты.

Именно в 1956 году Гирер и Шрамм, биохимики из западногерманского города Тюбингена, и Френкель-Конрат, их американский коллега из Беркли, открыли «механизм инфекционности вирусов», установили, что же именно в крохотной вирусной частице является действующим началом.

Они взяли вирус мозаичной болезни табака, отделили вирусную нуклеиновую кислоту от вирусного белка и заразили часть растений чистой нуклеиновой кислотой, а часть - чистым белком. Белок вируса «табачной мозаики» не вызывал никакого эффекта. Но растения, в листья которых была втерта нуклеиновая кислота, заболели. В их клетках начали образовываться мириады вирусных частиц-паразитов. Нафаршированные вирусами клетки взрывались. Вирус вторгался в новые, все больше и больше разрушая ткань табачных листьев.

Эти опыты прямо доказывали, что нуклеиновая кислота вируса несет наследственную информацию обо всей частице. Она и есть вирусный ген.

Потому-то работы Гирера, Шрамма и Френкель-Конрата произвели на всех биохимиков и генетиков очень большое впечатление.

Природа удивительно стандартна. Все клетки на земле содержат два вида нуклеиновых кислот - ДНК и РНК. Гены - носители наследственности - построены из ДНК. Но из правила есть исключение: у части вирусов роль гена выполняет РНК (рибонуклеиновая кислота).

Почти каждому виду веществ, участвующих в процессах жизни, соответствуют белки-ферменты, управляющие в клетках синтезом и распадом этих веществ. Распадом нуклеиновых кислот ведают специальные ферменты «нуклеазы» - РНК-аза и ДНК-аза. Придется это запомнить.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

После дебюта

«Крепкий актер»? «Потолок» Режиссера - «потолок» театра