В суде

Ал Яковлев| опубликовано в номере №926, декабрь 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дело по обвинению мещанина Власова в преднамеренном убийстве соседа своего Василия Егорова - Петьки Шелапута, как его называли, - слушалось уже часа три. Свидетели опрошены. Обвиняемый виновным себя признал. Судебное заседание идет к концу.

- Итак, господа, - заключил судья, - обвиняемый Власов Петр услышал слова Егорова «горбатого могила исправит» и бросил в него топор, коим рубил дрова. Так это, обвиняемый?

- Точно так, ваше благородие, ответил обвиняемый, коренастый сорокалетний мужчина с заметным горбом.

- А скажите, Власов, долго вы знали убитого? - спросил защитник.

- Так что в те года Васька Шелапут у господ Меншуткиных был дворовым человеком, - отвечал горбун. - Потом как воля хрестьянам вышла, так годов пять али шесть где ни есть ходил, a с прошлого лета на нашем дворе встал. И с той поры, что ни день, только и слышно «горбун» да «горбун», а то «могила исправит»... Уж я и ругал его за то и Христом-богом молил отстать, а он, бывалоча, как ни завидит меня - «горбун» да «горбун»... Так и довел, проклятый, до греха, прости меня господи... - И обвиняемый, еще больше сгорбившись, заплакал. Один из конвойных, наклонившись к нему, успокаивал.

Поднялся адвокат, молодой человек в щегольском фраке. Он постучал карандашом по стакану и, дождавшись тишины, произнес традиционную вступительную фразу:

- Господа присяжные заседатели! Все головы повернулись в сторону адвоката. Тот подождал с минуту и тем же тоном повторил:

- Господа присяжные заседатели! Снова пауза.

- Господа присяжные заседатели! - в третий раз проговорил адвокат.

В зале поднялся ропот. Старшина присяжных ухмыльнулся и заметил вполголоса:

- Мы и так знаем, что присяжные заседатели. Пора уж и дело говорить...

- Господа присяжные заседатели! - раздалось в четвертый раз.

В публике послышались смешки. Слушание дела об убийстве превращалось в какой-то фарс. А адвокат между тем продолжал монотонно повторять одну и ту же фразу, всякий раз выдерживая продолжительную паузу.

Наконец судья не выдержал.

- Не угодно ли вам перейти к делу, милостивый государь? - строго обратился он н адвокату.

- Сколько же раз повторять одно и то же! - гневно выкрикнул один из присяжных.

- Господа присяжные заседатели! - снова повторил адвокат. - Я только десять минут повторяю ваше весьма почетное звание, и вы уже гневаетесь. А мой подзащитный целый год слушал, как его обидно обзывают горбуном и желают ему поскорее в могилу. Мудрено ли, что он не выдержал такой пытки и наказал своего обидчика... Вот, собственно, и все, что я хотел сказать, господа присяжные заседатели.

Последние слова адвоката были вознаграждены громом аплодисментов. Судья объявил перерыв.

... Присяжные единодушно вынесли вердикт: не виновен. Подсудимый тотчас же был освобожден из-под стражи.

Это было одно из первых выступлений знаменитого русского юриста Федора Никифоровича Плевако.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены