Аврора

А Атлас| опубликовано в номере №311, ноябрь 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

В этом году часть летней практики курсанты Военно-морского училища имени Фрунзе проходили на краснознаменном крейсере «Аврора». Программа практики велика и разнообразна: столько-то часов - на минное оружие, столько-то - на управление шлюпкой под парусами, столько-то - на астрономию. И, кроме точных наук, курсант, который еще совсем недавно был человеком сухопутным, должен за время практических плаваний пройти трудную выучку рядового краснофлотца.

... Утро. Сейчас все грузят уголь. Корзины идут из рук в руки, они текут непрерывно по человеческому конвейеру, поднимаясь с самого дна угольной баржи на высокие борта старого крейсера. Корзины эти вмещают по 40 килограммов угля. Они круглы, у них по две ручки, сплетенные из речной лозы. В такие круглые, расширяющиеся кверху корзины собирают виноград или ставят бутыли с молодым вином. Уголь ссылают в горловину на верхней палубе, и порожние корзины сбрасывают вниз - на баржу. Над тучами угольной пыли, черным от угля кораблем и чумазыми людьми гремит музыка: оркестр играет марши, вальсы, песни. Люди работают в такт музыке.

Лейтенант Музыря кричит:

- Носовой вас обогнал на сто корзин, поднажать надо!

Потом он поворачивается к носовому конвейеру и снова кричит в рупор:

- Плохо, товарищи, вы отстали от кормового на сто двадцать корзин, догоняйте!

Конвейеры соревнуются. Они работают почти одинаково, но хитрый Музыря разжигает страсти.

Погрузка началась в четыре часа утра. Перед началом работы плотно задраили все кубрики, чтобы туда <не попала угольная пыль. Готовясь к погрузке, курсанты надели специальные угольные робы.

После погрузки авральная приборка. Палубы и борта трут мылом, песком, содой, скатывают водой из шлангов. Все отмыто. На рейде зажглись цветные огни, перемигивающиеся со звездами. На полубак в последний раз перед сном курсанты и краснофлотцы вышли покурить. Ребята устали за день, они стоят и сидят, прислонившись к чему придется. Многие расположились у носового орудия, на броневом щите которого тускло блестит небольшая серебряная дощечка. На ней выгравирована надпись:

«6-ти дюймовое баковое орудие, из которого 25 октября 1917 года был произведен исторический выстрел по Зимнему дворцу».

В февральские дни 1917 года «Аврора» стояла на ремонте у Франко - русского завода. Команду и даже офицеров не пускали на берег. Газет на корабле не было. Рядом чернели неосвещенные корпуса бастовавшего завода. Командир крейсера капитан Никольский старался уверить команду, что в беспорядках виноваты агенты немецкого кайзера Вильгельма. Матросы тайком уходили с корабля, по льду они пробирались в город и, возвращаясь, рассказывали товарищам о начавшейся революции.

Днем 12 марта на корабль привели несколько арестованных рабочих. Команда заволновалась. Через корабельного попа матросы обратились к командиру с просьбой не превращать крейсер в тюрьму. Никольский в ответ выругался.

Вечером караул Кексгольмского полка пришел за арестованными. По плохо освещенной верхней палубе их повели к сходням. Наверх вышли командир крейсера и старший офицер. На полубак, где курили матросы, прибежал парень; высоким, срывающимся голосом он крикнул:

- Братишки, арестованных с корабля уводят!

Тогда люди побросали недокуренные папиросы и бросились на помощь рабочим. Они остановили караул, окружавший арестованных. Но здесь в дело вмешались командир Никольский и старший офицер Огранович. Ни слова не говоря, они стали стрелять в матросов. Один матрос, обливаясь кровью, рухнул за борт. Остальные вынуждены были отступить. Арестованных увели. Матросы молча разошлись.

Через три дня авроровцы расплатились с командиром и старшим офицером. Случилось это так. На берегу собралась толпа рабочих. Матросы позвали их на корабль, дали им оружие и решили вместе с ними идти к Таврическому дворцу. На верхнюю палубу выскочил Никольский и вслед за ним Огранович. Они ругались и угрожали команде. Тогда матросы стали стрелять. Никольский был убит, а Огранович, раненый в шею, только притворился мертвым и затем бежал с корабля.

Это было в феврале 1917 года. К октябрю на крейсере уже была крепкая большевистская организация. Не раз Керенский приказывал кораблю уйти из Петрограда, но «Аврора» продолжала стоять у Франко - русского завода. В ночь на 24 октября судовой комитет «Авроры» получил такое предписание от Петроградского совета:

«Птгр. Совету грозит прямая опасность; ночью контрреволюционные заговорщики пытались вызвать из окрестностей юнкеров и ударные батальоны в Птгр. Газеты «Солдат» и «Рабочий путь» закрыты. Предписывается судно привести в боевую готовность. Ждите дальнейших распоряжений. Всякое промедление и замешательство будут рассматриваться как измена революции».

Через несколько часов было получено второе распоряжение:

«В. - Револ. Комитет Птгр. Совета Рабочих и Солдатских Депутатов постановил: поручить вам всеми имеющимися в вашем распоряжении средствами, восстановить движение на Николаевском мосту».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Звезда на копре

Из дневника комсомольца - заведующего шахтой

Только ли в Москве

Письмо читателям «Смены»