Алименты для мужа?

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1453, декабрь 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Многие читатели полагают, что редакция журнала ошибается, считая, что случай А. Александрова редкий. Такие случаи, по их мнению, обычны, типичны, часты. Кто тут прав, может показать только специальное обследование. Ведь очень многие письма пришли из портовых городов и от северян, то есть из тех мест, жизненная обстановка которых не типична для большинства других местностей.

Вот что пишет, к примеру, И. Г. Багдасарова из Ростова-на-Дону:

«Позвольте не согласиться с вами, что случай, описанный Александровым, «достаточно редок». Отнюдь!

Шесть лет я учительствовала в Мурманске, куда по службе был переведен мой муж. Как классный руководитель и инспектор по опеке детей, лишенных родительского попечения, посетила и обследовала сотни семей. Насмотрелась на неверных жен, пьющих и гуляющих мам, легкомысленных девиц и дамочек, прибывших в Мурманск, по их собственному выражению, «фрахтовать морячков». И не только в опекаемых мною семьях! Увы! И в своем учительском коллективе, и в военных городках, где мы прожили долгие годы. Есть у нас такие женщины, но говорить об этом вслух как-то не принято... Рожать в двадцать лет от первого встречного, а затем «фрахтовать дядю, платящего алименты», — это безнравственно, это равносильно мошенничеству. И закон должен пресекать подобные «игры» матерей-одиночек и ограждать от западни доверчивых людей».

Большинство откликнувшихся на публикацию читателей полагает, что платить алименты неродной дочери несправедливо. Замечу, кстати, что от частного случая многие читатели переходят к более общим вопросам, говорят о сложившейся в стране ситуации с одинокими матерями, об упадке, по их мнению, половой морали, о необходимости больших перемен в брачно-семейном законодательстве и т. д. Процитирую одно из многих типичных писем.

«Хоть я и женщина, но я за удовлетворение просьбы Александрова. Он не должен платить алименты удочеренной девочке, так как она не его родная дочь, хотя и носит его фамилию. Я считаю правильным не присуждать алименты горе - матерям-одиночкам, которые наживают детей не в законном браке. Надо изменить закон... Присуждать алименты при появлении ребенка только в зарегистрированном браке и только при появлении его после девяти месяцев со дня регистрации. Это поможет сохранить девственность, женскую гордость, совесть. Уменьшится число гуляющих девушек и женщин легкого поведения... Надо признать законом звание «мать-одиночка» только за теми женщинами, которые остались одинокими от постигшего горя, несчастья, состоявшими до этого в браке, а остальным присваивать звание «гулящая мать» или «падшая мать» и никаких им алиментов не присуждать, слишком легко они живут, и какие дети, а впоследствии люди вырастают?!»

Это письмо пришло из Молдавии (автор просит не сообщать ее фамилии и города).

«Не идите, тов. Александров, в бой с законом. Вы бессильны. Непорядочность ловко и умело использует закон, а закон ее защищает. Чтобы искоренить непорядочность, необходима перестройка в законодательстве. С уважением — «одинокая мать».

(Письмо из Днепропетровска, «прошу очень мою фамилию не указывать».)

Инженер Н. В. Будеева из Саратова пишет: «Гр. Александров! Мне Вас откровенно жаль: обманула Вас мать — одиночка-одноночка, отомстила в Вашем лице всем мужчинам за ночки. И придется теперь Вам платить и за себя, и за того, увы, парня. А Вы, несчастный, покопайтесь в своей памяти и убедитесь, что и за Вас кто-то платит, и прежде всего государство. Сразу легче стало, успокоились?.. Что касается алиментов, которые Вам присудили, бедный Вы мой, то я считаю, что Ваше право — платить их или не платить удочеренному ребенку. Полагаю, Вашей бывшей жене могут восстановить пособие (20 руб.). А уж, коль придется платить, то благодарите за это мужчину-одноночку».

Нет, уважаемая Наталья Будеева, у А. Александрова нет права «платить или не платить удочеренному ребенку». Здесь вы ошибаетесь, как и многие другие авторы писем. Закон приравнивает усыновленного (удочеренного) ребенка к родному. Думаю, что это совершенно правильно и с моральной точки зрения. Ребенок не игрушка. Закон не обязывает отчима усыновлять детей своей жены. Но если уж усыновил — будь добр исполнять обязанности отца. Независимо от того, как сложатся в дальнейшем ваши отношения с матерью усыновленного вами ребенка. Думаю, что при оформлении удочерения Александрову, как это делается в подобных случаях, его права и обязанности объясняли. Как и многие авторы писем в редакцию, я думаю, что наше брачно-семейное законодательство нуждается в совершенствовании. О некоторых желательных или даже необходимых изменениях я дальше скажу. Но что касается обязанности усыновителей материально содержать усыновленных детей наравне с родными, она, думаю, должна остаться неизменной. Если даже эта юридическая норма и не соответствует «моральному чувству» многих наших граждан. Как говорит русская пословица, «не давши слова — крепись, а давши — держись».

Письма в редакцию показывают крайнюю юридическую неосведомленность многих читателей и даже полную безграмотность некоторых из них. Замечу, кстати, что и с демографическими знаниями дело обстоит не лучше. Передо мной яростное коллективное письмо студенток Ленинградского университета, которые очень разгневаны на редакцию, которой, по их мнению, «не хватило совести и ума для того, чтобы не выносить эту грязь на всеобщее обозрение». Они полагают, как и некоторые другие читатели, что государство помогает матерям-одиночкам ради «повышения рождаемости, улучшения демографического положения». Это, конечно, далеко от истины. Матери-одиночки не повышают, а понижают рождаемость, ибо детей у них много меньше, чем у тех, у кого семейная жизнь складывается нормально.

В почте редакции немало очень умных писем, в которых ситуация, сложившаяся у Александрова и подобных ему, и отношение к ней закона оцениваются, на мой взгляд, совершенно правильно. «Закон не наказывает Вас, т. Александров, алиментами и не награждает ими Вашу бывшую супругу. Закон оберегает права ребенка, — пишет Наталья Саранова из г. Воскресенска Московской области. — Помогая одиноким матерям, государство старается создать равные условия для детей, воспитываемых в полных и неполных семьях. Чем виноват малыш, что у него одна мама и нет отца? Чем виновата Ваша, тов. Александров, дочурка, что Вы с ее «увлекающейся» мамой «полюбили-разлюбили»? Она ведь тоже останется без отца. Столько слов о порядочности!»

О законодательстве в письмах говорят главным образом в связи с материальным положением одиноких матерей и жен, полных и неполных семей, размерах пособий и алиментов. Очень много писем, в которых утверждается, что у одиноких матерей слишком много льгот, что они имеют якобы множество преимуществ перед обычными матерями, что у них лучшее, чем у других, жилищное положение, что они-де для того и заводят детей, чтобы квартиру получить... В иных письмах прямо-таки сгусток «разоблачений». Ну вот, к примеру, выдержка из письма «работника суда», как она себя называет, Е. Кравченко из Днепропетровска:

«Врач женской консультации при беременности «одиночки» должен ей разъяснять, что рожать ребенка без отца не следует, и направлять ее на прерывание. Этим он пресечет спекуляцию детьми перед женатым, у которого таким образом вымогают деньги. А главное, что большинство из этих потаскух, получив квартиру, старается, чтобы ребенок умер, и очень часто ребенок гибнет. Следует немедленно прекратить практику дачи квартир одиночкам. Ведь ясно: живя в общежитии, ребенка заводят только ради квартиры. Человек, относительно которого в суде выяснено, что он в разводе не виновен, должен освобождаться от уплаты денег на усыновленного ребенка. Это и дураку ясно. Потому что сейчас подобные аферы становятся частыми. Прошу «Смену» не ограничиваться этой публикацией и обсуждением, а направить в Министерство юстиции официальное письмо с просьбой навести порядок в брачном законодательстве. Просите отменить нынешние установки на предоставление квартир женщинам, заведомо знавшим при беременности, что им с ребенком будет негде жить. Пресеките безотцовщину, которую плодят эти фурии. Просите об изменении законодательства об усыновлении: внесении в него параграфов, предусматривающих автоматическую отмену усыновления в случае обмана усыновляющего. Просите о законе против лиц, вступающих в брак, чтобы не стоять в очереди на улучшение жилплощади. Всю эту грязь надо пресечь. И пора, я считаю, поставить на место гулящих женщин — не давать им льгот, прав, клеймить позором. Есть у нас на улицах стенды «Их ищет милиция». Физиономии таких, как «жена» этого Александрова, должны красоваться на подобных стендах всеобщего обозрения. Конечно, «поганому виду нет стыду», но для других послужит предостережением».

Подобные — и по смыслу, и по тону — письма, особенно когда они идут косяками, читать крайне неприятно. Ну что уж мы так ощетинились-то! Это уж не обсуждение получается, а свара какая-то. И предложения-то куда как сомнительны, а некоторые явно ошибочны. Как демограф, я никогда не посоветовал бы, как это делает Е. Кравченко, «направлять на прерывание». Неужели ей неизвестно, чем грозит аборт при первой беременности? Правильным мне представляется подход к этому вопросу Михаила Анохина из г. Сердобска Пензенской области. Отметив, что молодежь плохо подготовлена к семейной жизни, он полагает, что нужно хорошо наладить половое просвещение в школе, выпускать большими тиражами соответствующую литературу, «знакомить старшеклассников со средствами и методами контрацепции», ибо нередкие последствия абортов — «болезни, бесплодие, искалеченные судьбы». Думаю, что в наше время регулирование рождений с помощью абортов должно быть редким исключением. «Пресечь безотцовщину», разумеется, невозможно, а вот уменьшить — чрезвычайно желательно. Однако главный источник безотцовщины не матери-одиночки, а разводы, распад молодых семей вскоре после их образования. Одна из главных причин нынешней многочисленности разводов — «браки, стимулированные беременностью невесты», то есть регистрация брака под «давлением» беременности, «брак вдогонку». Знание, желание и умение не допустить беременности в тех случаях, когда женщина не желает родить, — мощное средство снижения уровня безотцовщины. Замечу, кстати, что «сходившие замуж» нередко смотрят на матерей-одиночек сверху вниз — это очень хорошо видно из писем, хотя нет для этого достаточных причин. И «разведенки», и нынешние «законные» жены нередко пишут, что у матерей-одиночек какие-то большие льготы, что они-де живут куда лучше, чем матери-неодиночки. Думаю, что все это большая неправда, сколько бы отдельных примеров ни приводилось.

«Алименты я получаю от 6 до 19 рублей. Хочу отказаться от них совсем, но пока мне еще трудно, я инженер. При распределении жилья в нашей организации меня обошли по очереди, а если бы я была матерью-одиночкой, этого не случилось бы» (Тюменская обл., фамилию и город просит не называть).

К настоящему времени установлен минимальный размер алиментов в абсолютной сумме. На одного ребенка он составляет 20 рублей в месяц. То есть минимальные алименты равны государственному пособию для одинокой матери. Но ведь подавляющее большинство разведенных получает много большие алименты. По-видимому, средний размер алиментов на одного ребенка составляет 60 — 70 рублей. И даже тем, чьи бывшие мужья скрываются от алиментов, государство выплачивает пособие, равное пособию одинокой матери, до тех пор, пока беглец не будет найден, а когда это случится, он выплатит все невыплаченные своевременно алименты. Как видит читатель, никаких денежных преимуществ перед другими одинокие матери не имеют. Нет никаких сомнений в том, что уровень доходов на одного члена семьи в неполных семьях значительно ниже, чем в семьях нормальных. Это нетрудно понять, даже не зная статистики. С демографической точки зрения размеры денежных пособий для одиноких матерей стоило бы поднять, как, впрочем, и минимальные размеры алиментов. Я хорошо понимаю, что у нашего общества сейчас много острых неотложных задач, и мне неизвестно, на каком месте среди всех проблем, требующих дополнительных затрат, стоит проблема повышения уровня жизни неполных семей. Но то, что эта проблема остра, — для меня совершенно, несомненно.

Не сомневаюсь я и в том, что жилищное положение одиноких матерей хуже, чем у «законных» жен, чем у полных семей. Думаю, что со всей очевидностью это покажет жилищная перепись, которая будет проведена в начале 1989 года вместе с демографической переписью. Во многих письмах приводятся примеры бедственного жилищного положения «нормальных» семей и утверждается, что матери-одиночки получают жилье вне очереди и впереди всех других. Острота жилищной проблемы мне известна, однако, причина ее — совсем не льготы матерям-одиночкам. Получают жилье они не вне очереди, а в очереди, которая движется тоже медленно, — в нашей почте есть много тому примеров. Кстати, если бы имеющееся в стране жилье было распределено равномерно, то одинокая мать с одним ребенком имела бы неплохую однокомнатную квартиру. На начало этого года в стране имелось по пятнадцати квадратных метров общей площади жилищ на среднего человека. Отдельные примеры ничего не доказывают. Если бы у одиноких матерей были действительные жилищные преимущества, не было бы такого числа одиноких матерей в общежитиях.

Разного рода мелкие льготы — по детским дошкольным учреждениям, пионерским лагерям, путевкам для отдыха и т. д. — совсем не восполняют при всей их важности для матерей и их детей дефицита душевых доходов, не говоря обо всем прочем. Тот, кто считает, что одинокие матери со своими детьми «как сыр в масле катаются», глубоко ошибается. Подозреваю, что пишущие о завидной доле матерей-одиночек сами хорошо знают, что говорят неправду. Судя по письмам самих матерей-одиночек, большинство их хорошо сознает, что их положение «испортило жизнь» и им самим, и их детям. А то, что они ходят, «гордо подняв голову», — это ведь хорошо понятная защитная реакция. Жизнь продолжается, и большинство одиноких матерей отважно бьется за то, чтобы она была лучше и у них самих, и особенно у их детей. Тут меня можно, конечно, побить примерами. Вот эта пьет и детей совсем забросила, а та гулящая, а вон та... Примеров этого рода я и сам могу привести сколько угодно. Но что они доказывают? Видимо, прежде всего то, что положение матерей-одиночек больше способствует «отклоняющемуся поведению», чем жизнь в нормальной семье. Во-вторых, то, что в число одиноких матерей чаще, чем другие, попадают люди, склонные к этому самому отклоняющемуся поведению, которые сами, кстати, нередко выходят из неполных семей. Каково относительное значение того и другого — условий жизни и качеств личности, — можно понять только в результате специальных глубоких исследований. А вывод из этого тот, что одиноким матерям и их детям нужно особое внимание, что нужно усиливать и материальную, и моральную помощь им, подтягивая их во всех отношениях к более благополучным полным семьям.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены