Альберт Асадуллин

Татьяна Секридова| опубликовано в номере №1453, декабрь 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сегодня я готов кричать: «Помогите! Композиторы, поэты, помогите! Нужны новые песни!»... — эти слова принадлежат известному эстрадному певцу Альберту Асадуллину. И это не каприз избалованной эстрадной звезды — искренний крик души исполнителя, жаждущего работать, не повторяться, а творить в новых песнях. Но новых песен нет. И певец не в силах помочь себе, потому что не пишет музыки...

В середине 60-х годов студент-второкурсник Казанского художественного училища, будущий театральный художник-декоратор приехал на практику в Ленинград, в Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина Академии художеств СССР. Их группу знакомили с факультетами живописи, скульптуры... Когда же побывали на архитектурном факультете, Альберту настолько фантастичным представился мир архитектуры, этой «застывшей музыки», что он совершенно точно для себя решил: «Буду поступать только сюда!» И поступил.

— Ленинград стал для меня местом второго рождения, — вспоминает Асадуллин. — Я никогда раньше не был ни на одном концерте серьезной музыки, здесь же приобрел абонемент в филармонию и часто пропадал там вечерами. В то время многие под впечатлением «Битлз» осваивали электрогитары и ловили на коротких радиоволнах обрывки музыкальной информации. Я окунулся в атмосферу чуть ли не повального увлечения рок-музыкой. На первом курсе института мы создали свою рок-группу «Призраки», а я стал ее солистом. Небольшой опыт у меня был: еще в училище, в Казани, мы организовали театр теней, где я играл и пел, подыгрывая себе на гитаре. Примерно через год меня пригласили в группу «Фламинго». Это были первые опыты отечественного хард-рока, очень жесткой музыки. Коллектив подобрался профессиональный — все, кроме меня, имели музыкальное образование. Часто нас приглашали и на профессиональную сцену. Но мы хотели играть только хард-рок, а не официально принятую в то время музыку.

Музыкальное творчество настолько захватило Альберта, что частенько стал ловить себя на мысли: «Что же дальше?» Любил архитектуру, начал разрабатывать проект дипломной работы, а в душе все время звучала музыка...

После блестящей защиты диплома Асадуллин на месяц уехал домой, в Казань. А по возвращении в Ленинград обнаружил телеграмму. Ансамбль «Поющие гитары» вместе с композитором А. Журбиным начал работу над первой советской зонг-оперой «Орфей и Эвридика». Ему предложили попробовать себя в роли Орфея. Партию Эвридики должна была исполнять Ирина Понаровская.

— Как вы помните, в начале 70-х была создана рок-опера «Иисус Христос — супер-звезда». Я знал ее практически наизусть, а тут представилась возможность сыграть нечто подобное. Спектакль только назывался «зонг-опера», поскольку слово «рок» в те годы вообще не произносилось... Предложение было крайне заманчивым. 27 июля 1975 года в оперной студии Ленинградской консерватории состоялась премьера... Со спектаклем мы объездили практически всю страну, успех был ошеломляющим. Год спустя английский журнал «Мьюзик уик» наградил нас дипломом, назвав работу лучшим музыкальным спектаклем года...

— Ваш Орфей был настолько яркой ролью, поистине «звездным часом», что даже трудно представить ваш дальнейший путь, ведь роль эта была исполнена в самом начале творческой судьбы...

— Поймал себя на мысли, что хотел сказать: «К сожалению!..» Но не по отношению к «Орфею и Эвриди-ке», конечно же, а к тому, как складывались, а вернее, не складывались у меня отношения с композиторами. Постоянно ощущаю творческий голод и неудовлетворенность от того, что делаю, что пою. Кто-то когда-то «приклеил» мне ярлык лирического исполнителя, и до сих пор не могу от него отделаться. Хотя многие должны помнить меня и как певца хард-рока. В рок-музыке ощущаю и нахожу близость к национальной, татарской мелодике, особенно в композициях Стиви Уондера... Ситуация сложилась так, что композиторы, близкие мне по духу, работают постоянно с одними и теми же исполнителями. В этом нет ничего плохого, напротив, автор и певец пришли к творческому взаимопониманию. Мне же пока такой единомышленник не встретился. И я готов кричать: «Помогите!»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены