Камера № 4

Пауль Тирст| опубликовано в номере №626, июнь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Хайнер Бранд сидел на каменном полу камеры № 4 эссенской полицейской тюрьмы и ощупывал языком щель на месте выбитого зуба.

Хорст Снигов стоял у окна. Минуту назад он расхаживал взад и вперёд по камере, бросая угрюмые взгляды то на грязный пол, то на сырые, заплесневевшие стены. Теперь же, прижимаясь лбом к ржавым шершавым прутьям решётки, он смотрел вниз на улицу, будто ожидая увидеть там что - то необычное.

С Хорстом Сниговом полицейские обошлись по - иному. Сына известного юриста не били. С ним разговаривали вежливо, снисходительно.

Этих юношей - сына адвоката и сына прачки - связывала своеобразная дружба.

Они встретились два года назад. В то время, вспоминал Хорст, командировки отца становились всё более и более частыми и длительными, а мать, полная белокурая молодящаяся женщина, открыла у себя «Голубой салон», который посещался всем высшим светом Эссена.

О Хорсте забывали. Но это его не очень задевало. В свои шестнадцать лет он чувствовал себя совершенно самостоятельным. Школа отнимала у него немного времени, да к тому же отец его был в прекрасных отношениях с директором, и к Хорсту не придирались, даже если он пропускал занятия. Тогда - то он и встретился с Хайнером. У Хайнера тоже было много свободного времени, но по другим причинам. Пути к учению были для него закрыты. Работы он не мог найти. Иногда Хайнер помогал своей матери, которая стирала в «лучших домах». С Хорстом он познакомился, когда его мать стирала бельё у Сниговых. Они разговорились и сразу понравились друг другу. Возможно, потому, что были такие разные: Хайнер - упорный, настойчивый, немного, медлительный в своих решениях, Хорст - не по возрасту развитой, насмешливый, чуть легкомысленный.

С этого дня они постоянно были вместе. Порой казалось, что Хорст нуждается в своём друге для того, чтобы найти опору в его нравственной чистоте.

Заскрипел засов.

- Хорст Снигов, к комиссару. На допрос. Хорст медленно повернулся и посмотрел на своего товарища. Оба подумали об одном и том же. Оба боялись, что уже никогда больше не смогут смотреть друг другу в глаза, потому что один, Хорст Снигов, сын известного адвоката, совершит самое низкое дело - предательство, а другой, Хайнер Бранд, сын прачки, не сможет ему в этом деле помешать.

Когда Хорст, следуя за полицейским, шёл к двери, Хайнер открыл рот, пытаясь что - то сказать. Но он не издал ни одного звука.

В полицейском бюро сидел человек в штатском.

- Здравствуйте, господин Снигов, нам нужно потолковать с вами. Вы...

- Сын адвоката Сигизмунда Снигова с Крейцштрассе. Именно.

Человек, сидевший в кресле, засмеялся.

- Я весьма удивлён. Каким же образом вы попали в FDI?

- Это интересует вас?

- Чрезвычайно.

Хорст задумался. Потом усмехнулся:

- Хорошо, я расскажу вам. Но я буду говорить не только о себе. Я буду говорить И о Хайнере Бранде, которого избили ваши полицейские.

Хорст снова увидел себя сидящим вместе с Хайнером на скамье в городском парке. Они журили папиросы, которые Хорст стащил из письменного стола своего отца. Несколько раз Хайнер пытался начать какой - то разговор, но что - то ему мешало. Тогда он начал чертить носком башмака на песке буквы: «F - D - I».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Огни

Отрывок из повести