Звери-путешественники

Наталья Дурова| опубликовано в номере №667, март 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Жизнь четвероногих артистов цирка совсем не похожа на ту, которую ведут их соплеменники в зоопарках и зверинцах. Цирковые животные постоянно переезжают из города в город. Для них не новость длинный товарный состав, они не пугаются пронзительных паровозных гудков. Звери - путешественники много видят, у них бывают интересные встречи, во время которых животные по - разному проявляют свои характеры.

В этих небольших заметках рассказывается о жизни четвероногих циркачей из смешанной группы животных, которой руководит заслуженный артист РСФСР Ю. В. Дуров.

Люлька и Матрена

Люлька попала в цирк из - за своего неспокойного характера.

Случилось это во Владивостоке. Ее, крошечную обезьянку, привез на пароходе боцман в подарок сыну. Восторгам мальчика не было конца. Люлька действительно выглядела очень забавно в своем клоунском колпаке с кисточкой и костюме, сшитом из разноцветных лоскутков. Однако радость была преждевременной. Не прошло и часа, как в квартире боцмана царил полный разгром. Сначала Люлька опрокинула туалетный столик и разлила духи, потом сорвала занавески с окон, разбила вазу.

Люльку отдали в цирк. Маленькой скандалистке пришлось привыкать к клетке и окружавшей ее звериной компании.

В жаркой гардеробной сидели каждая в отдельной клетки пять обезьян. Все они были разные. Только одна, старая, известная «артистка» Матрена внешне несколько напоминала Люльку.

Осанка у Матрены величественная, характер - флегматичный. Она часами могла рассматривать облезлого попугая Макара, не обращая внимания на его однообразные попугайские остроты. Когда это ей надоедало, Матрена издавала грустный, протяжный вопль. Первая ей отвечала Люлька. В обезьяннике поднимался невообразимый шум. Матрена, видимо, вполне удовлетворенная, почесавшись, ложилась спать.

Так проходили дни. Только по воскресеньям Матрена вела себя необычно. Объяснялось это довольно просто. На представлениях Матрена разыгрывала роль умной и благовоспитанной обезьяны. Она перелистывала страницы большой книги, среди которых незаметно для зрителя находила лакомства. Затем Матрене, как в ресторане, подавали московскую солянку, которую она аккуратно, ложечкой съедала. Но аппетит у Матрены был плохой, ела она мало и

только с удовольствием пала пиво, слегка разбавленное водкой. А так как в воскресенье ей приходилось выступать четыре представления подряд, то к концу Матрена пьянела. Вернувшись в клетку, она долго возилась, не давая заснуть соседям. Особенно в эти минуты волновалась Люлька. Когда кто - нибудь подходил к обезьянам, она хваталась за прутья решетки и яростно трясла их. А Матрена, прикрывшись теплым одеялом, блаженно посапывала.

Однажды, убирая клетку, служащая выпустила Люльку, и та мгновенно очутилась рядом с Матреной. Несколько секунд обезьяны рассматривали друг друга. Очевидно, они остались довольны этим более близким знакомством, так как Люлька не захотела уходить от Матрены. С этого времени обезьяны все время были вместе.

Люлька оказалась очень способной артисткой. Уже через два месяца она участвовала в скачках, грациозно восседая на пони. И вот в один из вечеров Люльку взяли на представление вместо Матрены. Старая «артистка» спокойно поджидала приятельницу. Но через несколько минут она вдруг заметалась по клетке, раскричалась, выкинула кормушку, стала рвать одеяло. Волнение обезьяны было вызвано доносившейся с манежа музыкой, под которую Матрена более двух десятков лет исполняла свой номер. Но вот музыка смолкла, дверь обезьянника распахнулась, и появилась усталая Люлька. Она была в Матрениным фраке.

- Ничего не поделаешь, нужно давать дорогу молодым, - ласково сказал дрессировщик.

С этого дня Люлька заменила Матрену. Старая «актриса» появлялась на манеже только на особо ответственных представлениях.

Комендант

Однажды, когда труппа переезжала из одного города в другой, в вагон, где находилась клетка с пеликанами, поместили только что прибывшего в цирк ламу Петьку. Бедняге не хватило места у копытных.

Время было летнее. В простом товарном вагоне стояла духота, и Петьке, одетому в пышную шубу, приходилось туго. Утром его будили назойливые мухи. Разморенный и злой, он поднимался и, тупо уставясь в одну точку, стоял, не обращая ни на кого внимания.

Но когда приносили ведро с водой, в котором плавала приготовленная для пеликанов рыба, Петька вздрагивал и радостно тянулся к ведру. Пеликаны возмущались. Махая серовато - белыми крыльями и разевая громадные клювы, они бросались на Петьку. Тогда служащий обливал птиц водой. Те моментально взъерошивались и, тряся крыльями, обдавали Петьку целым фонтаном брызг. Ему же этого только и надо было. Он охотно принимал душ.

Искупавшись, Петька гордо поднимал голову и смотрел на своих соседей - пеликанов. Это были большие птицы с длинными - предлинными клювами. Как только им бросали рыбу, под клювами у них мгновенно вырастали мешки. Петька сначала пугался пеликанов, а потом стал злиться, прижимал уши. Но, несмотря на то, что в такие моменты Петька был необычайно свиреп, он и с прижатыми ушами все - таки больше напоминал кроткую овечку.

Вскоре путешествие окончилось. В цирке всех зверей разместили отдельно, и Петьке было отведено на конюшне стойло. Но он упорно не хотел там стоять, перекусывал шлейку, отвязывался. Однажды никем не замеченный Петька выбрался из стойла и стал бродить по цирку. Выйдя в коридор, он вдруг заволновался. Пахло чем - то знакомым. Петька отправился на запах и быстро нашел вольер, где, нахохлившись, дремали пеликаны. Здесь Петька успокоился, лег и уснул. Его не тревожили. Так началась дружба ламы и пеликанов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены