Знамя мира, знамя детства

Альберт Лиханов| опубликовано в номере №1399, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Творческая педагогика

В самой этой формуле — знамя мира, — в одном только соединении слов заключен предельно высокий смысл, однако все-таки смысл зашифрованный, потому что прежде всего задаешься вопросом: что же достойно быть знаменем мира, что может стать символом, несомым всем человечеством, — ответственность? долг? решительность? мудрость? А когда узнаешь, что знаменем мира в высокой битве за мир наречено детство, восхищенно соглашаешься с всеобъемлемой полнотой и гармоничным соответствием этих понятий, — ведь и ответственность, и долг, и решительность, и мудрость взрослых сливаются воедино, когда речь идет о защите детства, о детстве, высоко вскинутом вверх, как наше общее и очень гуманное знамя.

Детство нарекли Знаменем мира в Народной Республике Болгарии, в стране зримого расцвета социализма, в государстве, достигшем гармонии в заглавных сферах человеческого бытия — трудовых, бытовых, культурных. Забота же о детстве, с первых дней народной власти вступившая в высокий сан государственной политики, давно уже достигла апогея в этой солнечной державе. А теперь, уже трижды, каждые три года, народная Болгария собирает под своей щедрой крышей детей разных стран на детскую Ассамблею, имя которой — Знамя мира, становясь всякий раз как бы еще и страной детства, столицей всемирного детства.

Дети всего мира съезжаются на фестиваль, на спортивное ристалище, на концерт, на беспредельно красочный праздник, и в этих детских встречах, лишенных дипломатии и опытности, в этих наивных и искренних дружбах вспыхивает великий огонь человеческого понимания, гарантирующего понимание завтрашнего дня, миролюбие будущего, эстафетность в таком пламенном и безмерно важном деле, как битва за мир. Собственно говоря, и само это понятие — борьба за мир — на детской Ассамблее в Софии обретает предельную ясность, ведь порой нам кажется, что в полную меру бороться за. мир дано лишь политикам, государственным деятелям, подписывающим коммюнике и ответственные соглашения. Слов нет, может быть, последнее слово за ними, но ведь у кого-то есть и первое слово — так вот, не за этими ли детьми оно, первое слово дружелюбия, и есть ли такой возрастной пласт, который бы не волновало равновесие на весах мира?

Поездка на Ассамблею одарила меня множеством новых знакомств с людьми разными — по вкусам, верованиям, идеалам, — в числе новых моих знакомых генерал, министр строительства Нигерии и поэт Мамман Ватца, ректор Гамбургского университета, доктор теологии Петер Фишер-Альперт, директор школы искусств из Аргентины профессор Район Аравио, руководительница знаменитого педагогического общества из Индии «Бал Бхаван» Падма Сет — так вот все же главным в этих знакомствах была не духовная разность, а единство убеждений, среди которых и восхищение счастливой мыслью дать возможность детям, не имеющим пока что личных средств, собираться вместе для первых политических и человеческих общений.

Как хорошо известно, счастливая мысль о детской Ассамблее принадлежит безвременно умершей Людмиле Живковой, ее именем назван Международный фонд, цель которого — способствовать развитию юных дарований. Стипендии для образования и специальной подготовки детей — это лишь одно из благих деяний нового фонда, а рядом — выставки детского творчества, созданные в болгарских городах и селениях, центры «Знамя мира», где рука об руку растут таланты художественные и научные. Организаторы Ассамблеи показали нам такой центр в Варне. Представьте себе целый квартал старых по кладке домов, с любовью реставрированных и обращенных в мастерские юных художников, галереи детского творчества, студии и кружки, где среди прочих компьютерный класс, и ребята создают там свои электронные программы. Кстати сказать, компьютерному образованию в Болгарии уделяется огромное внимание, при участии Фонда и Центра «Знамя мира» прошла серьезная международная конференция, выработавшая рекомендации, полезные всем, в том числе и нашей школе.

Детская восприимчивость, этот поразительный человеческий феномен, многие века лежит в фундаменте разных педагогических систем. Казалось бы, все известно в этой важной и весьма деликатной сфере. Но вот международные ассамблеи даруют нам еще одну грань детской восприимчивости — не только готовность, но и способность детства к международному сотрудничеству, пусть это и происходит на соответственном возрасту детском уровне. Ясное дело, такое сотрудничество не обходится без доброго участия взрослых, еще точнее — без энергичного участия социальных сил социалистического государства. Ведь доброта, как всякое существенное понятие, имеет несколько ступеней, и доброта родительская вовсе не одно и то же, что доброта государственная. Эту доброту диктует социальная система, а не только лишь любовь. Поэтому, говоря о способности детства к международному сотрудничеству, говоря о фестивалях танцев и художественных галереях, о мастерских и студиях, где сходятся дети всего мира, о площадях, изрисованных цветными мелками, вовсе нелишне вспомнить о том, что возможности такого сотрудничества создаются народом Болгарии, его трудом, его благим, миролюбивым замыслом — научить человечество пониманию самого себя с самых ранних пор, с самых юных лет.

Одно из предельно впечатляющих событий, которое мне удалось увидеть, — Всемирный детский парламент. В зале заседаний Народного собрания Болгарии взрослым на сей раз отвели лишь балкон — для наблюдений. А дети разных стран поднимались на трибуну самого удивительного из парламентов, которые когда-либо знало общество, — на трибуну детского парламента, и их речи обладали двумя завидными достоинствами: краткостью и яркостью. «Я люблю Болгарию за то, что она соединила нас, — сказал один из парламентариев, чья речь оказалась самой лапидарной. — Я люблю вас!» И эту речь зал встретил шквалом аплодисментов.

Что идет впереди другого — любовь или понимание? Непросто ответить на этот вопрос, когда речь идет об отношениях людей взрослых. Но вот в детском мире любовь шагает впереди. Я видел, как дети, не знающие языка своих товарищей, ухитрялись все-таки объясняться — речью жестов, мимики, смеха, и видел, как плакали они, прощаясь, на пороге гостеприимного аэропорта.

Они разлетались на восток, на север, на запад, на юг, дети своих народов, дети своих матерей и отцов, и все же наши общие дети, жизнь и счастье которых мы, взрослые, не можем не защищать.

Они взмывали в воздух, и над нами реяло Детство — Знамя мира.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Вторая грамотность

Андрей Ершов, академик АН СССР, заведующий отделом информатики Вычислительного Центра Сибирского отделения АН СССР

У семейного очага

На вопросы корреспондента «Смены» отвечает директор Средне-Уральского книжного издательства заслуженный работник культуры РСФСР Николай Еремеев