Экстремисты, провокаторы?..

Андрей Грачев| опубликовано в номере №1399, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

С политической трибуны XII Всемирного

11 декабря 1984 года. Бельгия. Шесть взрывов бомб, подложенных неизвестными лицами, повреждают аварийный нефтепровод, обслуживающий ряд объектов НАТО, расположенных на бельгийской территории.

18 декабря 1984 года. ФРГ. У здания военного училища для офицеров из стран НАТО в Обераммергау найдена невзорвавшаяся бомба.

23 декабря 1984 года. Италия. В результате взрыва бомбы в экспрессе на линии Неаполь — Милан убито 15 человек, более 150 ранено.

31 декабря 1984 года. ФРГ. Взрывом разрушена пристройка к посольству Франции в Бонне.

Июнь 1985 года. Португалия, Греция, другие страны Западной Европы — взрывы, выстрелы, начиненные взрывчаткой автомобили, телефонные звонки в редакции газет и журналов от имени правых и «левых» экстремистских группировок, приписывающих себе организацию «акций партизанской войны».

Шум в западной печати по поводу подъема волны «нового терроризма». Нового?..

Реакция всегда стремилась извлечь максимальную политическую пользу из выходок и преступлений экстремистов. В наши дни провокационная деятельность экстремистов и террористов активно используется империалистическими кругами для того, чтобы отвлечь внимание от острых внутриполитических проблем современного капитализма, а также для того, чтобы дискредитировать идеалы социализма в глазах широких масс населения капиталистических стран. Экстремисты и террористы всех цветов играют роль послушных подручных монополистического капитала, дополняющих арсенал используемых им приемов угнетения и принуждения трудящихся методами террористического насилия, шантажа и запугивания.

Правящие круги буржуазных государств не только с благосклонностью следят за тем, как отдельные группы молодежи вступают на путь безрассудного экстремизма, но и сами активно внедряют в экстремистские движения свою агентуру, задача которой — подталкивать их в сторону авантюр и провокаций. Призывая молодежь к авантюристическим действиям, ее пытаются лишить продуманного политического руководства, а ее необдуманные поступки использовать сперва в качестве пугала для обывателя, а затем — как повод для репрессий.

Существование и деятельность экстремистских и террористических организаций любой политической окраски оказываются не только вполне допустимыми, но даже желательными с точки зрения заправил империалистической политики, в арсенале которой все более заметное место отводится различного рода диверсиям и провокациям. Более того, империалистическая реакция все чаще и все откровеннее берет на себя содержание различных экстремистских группировок, превращая их в послушное орудие своей агрессивной и антинародной политики. Неудивительно, что значительная часть этих организаций и группировок буквально перенасыщена полицейскими агентами, осведомителями и просто платными провокаторами.

Это широко известное и подтвержденное печальным опытом многих поколений экстремистских и террористических движений явление объясняется рядом факторов. Во-первых, самой природой политического экстремизма, главный смысл которого сводится к провоцированию действиями незначительных групп или актами индивидуального террора крупномасштабных политических событий, процессов или перемен. Тот факт, что в качестве подобных «детонаторов» социальных потрясений экстремисты используют самые различные акции, которые могут не иметь ничего общего с теми политическими целями, ради которых они совершаются, открывает широчайшие возможности для политического манипулирования экстремистами извне, для превращения их в заурядных, хотя часто этого и не сознающих, агентов и провокаторов.

«Главной характерной чертой в жизни заговорщиков, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — является их борьба с полицией, по отношению к которой они находятся в таком же положении, как воры и проститутки. Полиция терпит заговорщические общества и вовсе не только как неизбежное зло. Она терпит их как легко поддающиеся надзору центры, в которых сосредоточены самые отчаянные революционные элементы общества, как мастерские по производству мятежей, ставших столь же необходимым средством управления, как и сама полиция, и, наконец, как место вербовки своих собственных политических шпиков».

Методы полицейского надзора над политическими экстремистами, искусного манипулирования ими совершенствовались в течение десятилетий и даже веков. «Провокационные приемы, — писали Ж.Лонге и Г.Зильбер в книге «Террористы и охранка» (эта книга, написанная внуком К. Маркса — Жаном Лонге и Г.Зильбером, была опубликована в Париже в 1909 году с предисловием Ж.Жореса), — применялись еще полицией реставрации к массовым движениям, к уличным демонстрациям, ко всякого рода оппозиционным выступлениям, которые переодетые шпионы старались превратить своим подстрекательством в резко бунтарские беспорядки, чтобы оправдать и узаконить беспощадную расправу над толпой».

Анархистские организации в Европе прошлого века были буквально наводнены полицейскими провокаторами и осведомителями. Известно, например, что префект парижской полиции П.Андрие имел своих агентов среди французских анархистов и даже субсидировал анархистские газеты.

Анархисты прошлого века помогали полиции создать такой общественный климат, при котором вся левая оппозиция могла бы быть заклеймена как террористическая. Западноевропейская полиция активно распространяла в ту эпоху с помощью прессы сенсационные сообщения о наличии «великого международного заговора анархистов», существовавшего лишь в воображении шефов полиции.

Однако, пожалуй, ни в одном европейском государстве ядовитый цветок полицейской провокации не распустился с такой пышностью, как на почве русского царизма. Своеобразным зловещим символом агента-провокатора стал состоявший на службе царской охранки Е.Азеф — глава террористической организации боевиков-эсеров.

Рассказывая об атмосфере, в которой действовали под руководством Азефа террористы, один из членов этой эсеровской организации писал: «Казалось, что мы все сидим на гигантской полицейской ладони, под внимательным взором нашего врага — и все-таки ладонь почему-то не сжимается, враг почему-то предоставляет нам заниматься самыми рискованными для него делами».

Вот так описывали авторы книги «Террористы и охранка» действия провокаторов, наводнявших различные анархистские и эсеровские организации начала века в России: «Роль провокатора двойная. С одной стороны, он является обыкновенным шпиком, на котором лежит обязанность присутствовать на всех собраниях революционеров, проникать на конспиративные квартиры, за всем следить, ко всему прислушиваться, обо всем докладывать; он должен, вкравшись в доверие товарищей, осторожно выпытывать обо всех готовящихся предприятиях и затем давать своим начальникам подробные отчеты о собранных им сведениях. Но это только часть и, если можно выразиться, наиболее почетная часть его темной работы. Власти требуют от него не только всестороннего внешнего осведомления о деятельности революционеров. Они советуют ему вступать в партийные организации, где он, для того чтобы зарекомендовать себя, всегда является сторонником самых крайних мнений, самых опасных планов, самых рискованных действий. Он не ограничивается одним «освещением». Он искусно добивается преждевременной развязки (провокации) событий, в условиях благоприятных или предусмотренных правительством, которому эти внезапные выступления или покушения нужны для того, чтобы навести ужас на население и тем оправдать худшие репрессивные меры торжествующей реакции».

В период майских событий 1968 года в Париже французские власти активно внедряли полицейскую агентуру в ряды активистов левоэкстремистских студенческих организаций. Группа этих провокаторов, среди которых, по свидетельству Л. Гонсалеса-Маты, были и агенты ЦРУ, образовала отряд «катангцев» (некоторые из них выдавали себя за членов французского иностранного легиона, прибывших из заирской провинции Катанга), которые своими авантюрными выходками пытались скомпрометировать массовые выступления французского студенчества и рабочего класса.

Примечательно, что в последние годы организация различных провокаций как правыми, так и «левыми» экстремистами стала привычным штрихом политической жизни капиталистических стран. Подобные провокации, призванные скомпрометировать левые силы, заставить общественное мнение качнуться в сторону партий «порядка», с поразительной пунктуальностью обычно сопровождают очередные парламентские выборы либо устраиваются всякий раз, когда реакция бывает напугана новыми успехами рабочего движения и коммунистических партий.

Лидерам террористической группы Баадера — Майнхоф, действовавшей в ФРГ с 1970 года, было предъявлено обвинение в 54 убийствах, многочисленных ограблениях банков, взломах и т. п., приведших, по общей оценке западногерманской печати, к значительному увеличению числа голосов, поданных на очередных выборах за представителей правых сил.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Русский Парнас

Отечество

Урок ведет «школьница»

Успехи юных программистов