Жизнь хороша

Джоана Кларки| опубликовано в номере №683, ноябрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Как это странно, когда все идет гладко. Кажется, что так оно и должно быть, и вовсе не задумываешься над тем, до чего в общем хороша жизнь.

Именно такое чувство испытывала я в то время, когда познакомилась с Ларри. Конечно, с тех пор прошел уже почти год, и тогда я была совсем девчонкой: мне еще и восемнадцати не сравнялось. Ларри тоже было всего двадцать, но, увидев его впервые в тот вечер у Нэнси, я подумала, что с виду ему никак не меньше двадцати одного.

Нас познакомил брат Нэнси, Боб. Этот Боб - довольно несносный парень.

- Ларри, прошу обратить внимание, это Энн, наша рыжая красотка. Осторожнее закуривай: ее головка может воспламениться.

- Постараюсь быть осторожнее, - сказал Ларри, и в глазах его заиграла улыбка, а я почувствовала, как щеки у меня вспыхнули.

Был субботний вечер, и мы решили вчетвером отправиться в местный театр. Забыла уже, что там шло, но что - то не очень интересное, и я немножко злилась, потому что рядом со мной сидел Боб, а Ларри - возле Нэнси. Но потом, возвращаясь домой, мы шли все вместе под руку и распевали песни, и я - прекрасно это помню - подумала, увидев падающую звезду: «Жизнь хороша!»

На следующий день мы поехали купаться. Когда мы пересекали пристань, направляясь к переправе у Мэнли, - Ларри рассказал мне немного о себе. Он работал механиком там же, где и Боб. Он сказал, что, если когда - нибудь ему удастся выиграть в лотерею, он купит себе красивую парусную лодку вроде тех, что белеют вдали в море и так ярко блестят на солнце.

Вот как пролетел этот день, чудесный день! Мы смеялись, уплетая сэндвичи пополам с песком, и хохотали, когда на нас обрушивались огромные волны. Мы пили молочный напиток и ели бутерброды с горячими сосисками, а потом взошла луна, и мы пошли покататься на «чертовом колесе» в Луна - Парке. Когда мы взлетели на самый верх, Нэнси подняла визг, а Ларри взглянул на меня и улыбнулся, и я снова подумала: «Жизнь хороша!»

Когда мы возвращались на пароме домой, у Нэнси был усталый и сердитый вид... Она притворилась, будто спит. Ларри оставил ее и пересел ко мне. Они с Бобом по - приятельски болтали о своих делах: о работе, о том, что им теперь придется туго, как сказал представитель профсоюза. Меня все это совсем не интересовало, но нравилось, закрыв глаза, прислушиваться к их голосам, плеску воды за бортом парома и долетавшим откуда - то издали звукам пианино и скрипки...

Когда мы спускались по сходням, Ларри спросил меня, где я работаю и можно ли звонить мне по телефону моего начальника. Я дала ему номер.

Целых три дня ждала я этого звонка. В четверг утром он наконец позвонил и спросил, могу ли я пойти с ним в субботу вечером на танцы.

Бедная моя старенькая мама! Помню, как она примчалась в пятницу в город ко мне на работу; я получила заработную плату, и в обеденный перерыв мы с ней пошли в магазин и купили мне такое миленькое бледно - зеленое маркизетовое платье без плеч и с юбкой клеш. Я думала на этой неделе починить себе туфли, но взяла и потратила все деньги на это платье.

И вот настал субботний вечер. После было много, много других вечеров, но тот был первый, а «вы ведь знаете, как такой вечер навсегда остается в памяти. Жизнь кажется прекрасной, и ты словно не ты, и просто не верится, что все это может еще продлиться... Но проходят дни, и ты уже начинаешь считать, что все так и должно быть, как вдруг однажды...

Но я начала рассказывать вам про тот субботний вечер.

На танцах я никого не знала, но у Ларри там было много знакомых ребят, и когда он меня им представлял, я даже не стеснялась своих рыжих волос, кстати с бледно - зеленым платьем они сочетались не так уж плохо.

Играл оркестр. Обычно в нашем городке танцевали просто под пианино и барабан, не тут был настоящий оркестр. Мне было так хорошо, словно я танцевала впервые в жизни. Я ни о чем не думала, да мне и не хотелось ни о чем думать. Мне просто хотелось смотреть Ларри в глаза и плыть вместе с ним под звуки музыки в вечном танце.

Так было в тот вечер, так было и потом, еще много дней и недель.

Вот почему, когда Ларри как - то раз пришел ко мне домой - а в то время уже все знали, что мы с ним собираемся пожениться, - и спокойно сказал: «Ну, Энн, все кончено», - я так и застыла на месте. Подумала, что он говорит о нас.

Но он, должно быть, сразу догадался, о чем я подумала, так как поспешил добавить:

- Нет, дорогая, не у нас с тобой. С работой кончено. Меня уволили.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены